Статистика:

Search

  • 06Авг

    Путей к установлению рыночных экономических отношений много. Так, по крайней мере, следует из высказываний современных отечественных ученых-экономистов и их зарубежных коллег.

    Несомненно, что экономисты-практики также имеют различные мнения по этому поводу.

    Журнал «Архитектура и строительство России» предоставляет свои страницы одному из известнейших хозяйственных руководителей отрасли — Николаю Тимофеевичу Архипцу, возглавлявшему Министерство строительства Белоруссии, работавшему заместителем председателя Госснаба СССР, а ныне — президенту организованной им Всесоюзной экономике-технологической ассоциации строителей (ВЭТАС). С ним беседует наш специальный корреспондент.

    Редакция отмечает, что разделяет не все мысли, высказанные Н. Т. Архипцом, но считает открытый разговор на тему перехода строительного комплекса России к рыночным отношениям чрезвычайно важным.
    — Николай Тимофеевич, чем вызвано рождение Вашей ассоциации, что она собой представляет, какие задачи перед собой ставит!

    — Всем нам надо готовиться к переходу к рыночным отношениям в народном хозяйстве, и в первую очередь в инвестиционной сфере, учитывая ее видную роль в экономике страны и выводе ее из кризиса. Вот я и решил создать фирму, которая поможет внедрять рыночные отношения в капитальном строительстве. Строительные министерства и ведомства этим заниматься не будут, наоборот, будут сражаться до последней капли крови, чтобы не допустить такого нововведения, ведь они основаны на государственной собственности, рыночная структура для них инородное тело: что же, я буду сам себя уничтожать? Новые их названия — концерны, корпорации, ассоциации — сути дела не меняют, это фактически та же государственная собственность под другой вывеской.

    Рынок надо начинать с приватизации собственности, иначе нет хозяина со всеми вытекающими отсюда последствиями. Говорят, что на Западе тоже есть государственная собственность, но она не та, что в нашем понимании. Например, фирма Рено. Государство держит половину ее акций, помогает финансово и в сбыте продукции, но не вмешивается в производство и не распределяет продукцию. У нас может быть форма собственности коллективная, акционерная, кооперативная, государственная типа западной.

    В ассоциацию ВЭТАС входит около 20 членов, в том числе «Росюгстрой», Минстрой Белоруссии, Госстрой Казахстана, Мосстройкомитет, строительные организации Краснодара, Екатеринбурга и другие, с общим объемом строительно-мон-тажных работ около 40 млрд. руб. в ценах 1990 года.

    Основные задачи ассоциации: разработка и выполнение совместно со строительными организациями и предприятиями целевых программ; комплексное внедрение в строительство экономичных технологических решений, прогрессивных управленческих структур и новых методов хозяйствования на принципах полного хозрасчета и самофинансирования; подготовка и внедрение предложений по оптимиза-
    ции плана подрядных работ на стадии его формирования; научно-консультативная и практическая помощь строительным организациям в освоении их кадрами рыночного механизма и передовых методов строительного производства; проектно-кон-структорские работы, связанные с совершенствованием технологии выпуска материалов и конструкций; решение организационно-технологическими средствами задач ресурсосбережения и переработки местных и вторичных ресурсов.

    ВЭТАС существует четвертый год. От государства мы ничего не получаем, мы — хозрасчетная организация. Особенность нашей ассоциации в том, что это цивилизованная рыночная структура, которая заключает договора на конечную продукцию. Это не то, что издать методику, инструкцию. Мы беремся выполнить определенную работу и только через год, когда будет получен не условный, а реальный экономический эффект, получаем 50% прибыли.

    Работы выполняются в основном временными творческими коллективами, которые мы подбираем большей частью из местных специалистов и с которыми заключаем договор подряда. В штате ассоциации только 10 человек. Это люди, обладающие самым ценным капиталом — опытом, знаниями, связями, в прошлом крупные руководители, профессионалы высокого класса.

    — То, что Вы рассказали о вашей ассоциации, позволяет думать, что она может сделать многое. Нельзя сбрасывать со счетов опыт управления производством, накопленный лучшими прежними руководящими работниками, которых в наше бурное время принято представлять чуть ли не поголовно сторонниками административно-командной системы, в то время как они бились в ее тисках. Вы, как я знаю, будучи министром строительства Белоруссии, проводили интересные экономические эксперименты. Что можно сделать сейчас!

    — Мы создали программу плавного управляемого перехода к рынку. Она включает 15 страниц с приложениями, остановлюсь на принципиальных моментах. Основной тезис: мы категорически не согласны с распространенной сейчас тео-
    рией экономистов о том, что в переходный период к рынку должно падать производство. Это может случиться только тогда, когда в стране полная анархия, все идет самотеком, что и случилось. С этим надо бороться. Надо не сокращать капиталовложения в народное хозяйство — это абсурд, а увеличивать, поддерживать спрос, что является основным рыночным требованием.

    Производство падает, когда нет спроса — а у нас спрос огромный, или если становится меньше ресурсов — их не стало меньше, чем в 1985 году, однако объем строительно-монтажных работ в 1991 году снизился на 25%. Произошло это потому, что потеряно управление строительным производством, разрушены хозяйственные связи, процветает разбазаривание, воровство ресурсов, использование их не по назначению, бесконтрольная продажа за рубеж.

    Дело еще можно поправить, еще не все разрушено. Мое убеждение — пока нет рыночных структур, производством и распределением продукции должно распоряжаться государство. Надо сохранить обязательные хозяйственные связи и постепенно отпускать их по мере насыщения рынка. Настало изобилие цемента — отпускать его поставки на усмотрение производителей и т. д. Вместо Госснаба теперь Министерство торговли и материального снабжения, оно и должно восстановить утраченные хозяйственные связи. Это надо оформить законодательно, а ждать, когда все произойдет само собой при нашей монополии производства нереально. Так называемые бартерные сделки — это просто натуральный обмен: дай мне лес, а я тебе колбасу,—дикость.

    Программа предусматривает увеличение объема готовой строительной продукции в переходный период к рынку на 10 — 15% в год. Далее, сокращение в течение двух лет объема незавершенного строительства до норматива. Более 200 млрд. рублей капитальных вложений в бывшем Советском Союзе распылены в «незавершенке», из них более 65 в сверхнормативной. Юридически она находится на блансе заказчика (но за счет государственных капиталовложений), фактически — в распоряжении строителей, а по существу бесхозная.

    Строители несут убытки 6 коп. и заказчики — 9 коп. на каждый рубль сверхнормативного незавершенного строительства. В нем омертвлены капвложения, металл, лес, цемент и другие ресурсы. Если мы будем строить объект не 8 лет, как сейчас, а два года, как в передовых капиталистических странах, в масштабах бывшего Союза это дало бы огромную экономию.

    Мы не видим другого пути, как брать незавершенку в аренду всеми желающими с последующим возвратом арендодателю этого омертвленного капитала в виде законченных объектов. Беру в аренду на два года и обязуюсь за этот срок завершить. Мы готовы взять сверхнормативное незавершенное строительство с условием расчета с нами за услуги 10% его стоимости. Есть другие желающие — пусть берут, пусть будет сто ассоциаций.

    Важный раздел программы — подготовка производителя и потребителя к рыночным условиям. Предполагается, что рынок сам поставит все на свои места. Это не так. Рыночный механизм требует определенного организационного, технического и экономического уровня. Если не управлять этим процессом, используя имеющуюся информацию, связи, прогнозы, анализ, расчеты, пойти методом проб и ошибок, тогда придется испытать резкий спад производства и непредсказуемые социальные последствия. Нужен прогноз по каждой строительной организации, т. е. нужен тщательный анализ в отраслевом разрезе. При этом проводится анализ состояния организации, на каком уровне она находится — экономическом, техническом, организационно-управленческом, какая у нее материалоемкость строительного производства, качество продукции, какие есть резервы, которые рыночный механизм может сходу использовать и дать быструю отдачу. Если хотите куда-то ехать, то надо знать, по какой дороге и где выходить. Если у вас первобытный уровень, вы еще не прошли феодальную стадию, рентабельность 25%, вам рано переходить к рыночным отношениям: люмпену в рынке делать нечего. Из чего платить зарплату? Она составляет у нас 28% к объему производства (за рубежом 54%), плюс налоги, за счет чего же расширять производство, внедрять новую технологию, решать социальные задачи?

    Основные затраты на материалы — 54% от объема производства (в передовых странах — 30—32%). При сложившейся в нашем строительстве высокой материалоемкости практически нельзя перейти к рыночным отношениям — постоянно не будет хватать ресурсов. Поэтому мы разработали программу снижения материалоемкости строительства на 40—50% к 2000 году против уровня 1990 года за счет перехода на легкие эффективные конструкции, использования дешевых вторичных ресурсов — угольных зол, древесных и других отходов. Одновременно нами подготовлена программа-минимум, обеспечивающая уже в текущем году реальную экономию цемента на 10%, металла на 5%, стекла на 20% без существенных капиталовложений, за счет пересмотра проектов, реконструкции производства.

    — На какой срок рассчитана Ваша программа перехода к рынку, какие средства требуются для ее реализации!

    — Программа реализуется за два этапа. Первый переходный период, занимающий два года, когда действуют элементы смешанной экономики и достаточно надежного централизованного управления и регулирования, ограждающих от стихии и хаоса, восстанавливается потерянная управляемость. На этом этапе предполагается техническое перевооружение строительной индустрии за счет освоения новых технологий, создание совместных предприятий по переработке вторичных ресурсов в строительные материалы и изделия и производству эффективных материалов.

    Второй этап — три года, он предусматривает освоение всего фронта рыночного механизма, получение отдачи от совместных предприятий по выпуску материалов и конструкций и других мер, создание условий для технического перевооружения строительной отрасли, ее компьютеризации и занятия исходных позиций для выхода к 2000 году на мировой научно-технический уровень.

    ВЭТАС имеет возможность уже в этом году создать совместное предприятие по производству 100 тысяч компьютеров в год для нужд строительства.

    Реализация этих планов потребует значительных капитальных вложений. Естественно, возникает вопрос, где их взять. Прежде всего — за счет ускорения строительства объектов и снижения сверхнормативного незавершенного строительства, тогда рубль будет давать отдачу через два года вместо нынешних 7—8 лет.

    — Ваша программа задумана с размахом, на всю отрасль. Какова ее судьба!

    — Она предлагалась нами всем сменявшимся у нас правительствам, одобрялась, появлялись резолюции, поручения, но ничего практически сделано не было. Мы надеемся на воплощение этой программы в период начавшихся экономических реформ.

    Мы считаем, что особенности капитального строительства позволяют обеспечить ускоренное освоение рыночного механизма, внедрять его отдельные элементы исходя из того, что вообще это процесс длительный и одномоментно никакими решениями и пожеланиями его создать невозможно.

    — Что Вы делаете в этом направлении!

    — Сейчас у нас в работе 55 договоров со строительными организациями и предприятиями стройиндустрии. Примеры. Крупную работу мы сделали для Краснодарского края: формирование для 8-и строительных трестов и строительного главка в целом такого плана работ, чтобы не было сверхнормативной незавершенки. При этом, естественно, учитываются и анализируются все существенные факторы производства в данной организации. С этой целью используется программа для ЭВМ «Определение рационального уровня незавершенного строительства», разработанная по нашему заказу Минским политехническим институтом при участии москвичей.

    Компьютер выдает картину, почему такие-то стройки не завершены в срок. Результаты расчета показывают, что такой-то трест может рентабельно работать и сооружать объект за два года, если вместо 70 объектов будет вести, скажем, 30. Остальные консервируются. Какие именно — этот вопрос согласовывается с райисполкомом. После этого на ЭВМ можно формировать план с учетом необходимого задела.

    С управлением строительства Башкирской АЭС заключен договор на разработку программного обеспечения и комплекса методических и нормативных документов для анализа продолжительности строительства объектов, оптимизации в автоматизированном режиме показателей производственной программы, формирования ППР, по технологическому и экономическому обоснованию оценки выполнения работ на базе персональных ЭВМ в диалоговом режиме.

    С трестом Витебскгражданжилстрой заключен договор на ликвидацию в течение двух лет сверхнормативного незавершенного строительства и организацию сооружения объектов в нормативные сроки.

    — Вы упомянули об использовании отходов. Не можете ли Вы сказать об этом подробнее! Я много лет работаю в строительной печати, всю жизнь слышу, что у нас под ногами золотые россыпи, слышала множество научных докладов на эту тему, а результаты ничтожные.

    — У нас в отвалах 1 млрд. 6 млн. тонн зол ТЭЦ, сотни тысяч тонн фосфогипса, древесных и других отходов, из которых можно изготовлять эффективные и дешевые строительные материалы, улучшая при этом экологическую обстановку. В этих свалках лежат миллиарды, а мы вместо того чтобы зарабатывать их, кланяемся перед заграницей. На переработке отходов можно организовать корпорацию с миллиардным оборотом.

    Что мы можем сделать своими силами? Я год занимался созданием совместного предприятия по переработке угольной золы. Были разные варианты, которые провалились, например, переговоры с арабскими шейхами. Наконец, удалось договориться с ММА — Межрегиональной многоотраслевой ассоциацией по заготовке и переработке древесины, производству строительных материалов и товаров народного потребления по завершению 10 объектов ее профиля. Мы подбираем эти объекты с их владельцами — с заказчиками, берем аренду на два — три года, заключаем договоры с условием оплаты 10% стоимости объекта, находим подрядчиков — есть незагруженные строительные организации из-за отсутствия ресурсов, а мы, обладая информацией и связями, находим ресурсы, разрабатываем технологию производства работ. ММА финансирует строительство и предоставляет оборудование. Поспе завершения объектов мы с ММА организуем совместные предприятия по переработке фосфогипса, зол ТЭЦ, отходов деревообработки и металлургических шлаков и изготовлению строительных материалов на их основе.

    В других случаях будем привлекать европейские фирмы, они заинтересованы, потому что производство стройматериалов требует большого количества тепловой энергии, которой у них не хватает, у нас она есть и дешевле рабочая сила.

    В нашу ассоциацию входит кооператив «Стройтехнология», который внедряет разработки по экономии материалов. Он платит нам 50% своего дохода за то, что мы подбираем заказчика, помогаем изготовить необходимое оборудование, найти комплектующие детали.

    — Николай Тимофеевич, благодарю Вас за содержательную беседу и хочу сказать, что ухожу от Вас на подъеме: столько вокруг нытья, иждивенчества, упования на государство и как приятно встретить деловых людей, которые не ждут готового, не перепродают имеющееся, а создают материальные и научные ценности. Желаю успеха Вам и коллегам в осуществлении вашей глобальной программы и повседневных практических делах.

    Беседу вела Р. М. ЛЕРМАН

    Posted by admin @ 6:49 пп

Comments are closed.