Статистика:

Search

  • 06Авг

    В настоящее время, когда указами Президента России сняты ограничения с размера заработной платы, у строительных организаций наконец-то появилась возможность не распределять нормативный фонд оплаты труда, зависимый от пресловутой базы, а начислять заработок в строгом соответствии с количеством и качеством продуктов труда.

    Однако когда заработная плата «отпущена», то, может, появится соблазн сразу увеличить ее размер вдвое, а увеличение себестоимости компенсировать договорной ценой за счет заказчиков? Вполне возможно и, вообще говоря, желательно.

    В связи с этим полезно посмотреть, как платят по труду в развитых странах с отработанной рыночной экономикой. Автор этих строк полгода стажировался в фирмах США, изучая их экономику, организацию и управление строительством. Могу сразу дать высокую оценку их системы труда, так как стимулирующее значение заработка очень велико там, где хорошо платят за хороший труд, где каждый цент нужно заработать.

    ОПЛАТА ТРУДА РАБОЧИХ

    Первое, что поражает там, это отсутствие разрядов. Рабочие всех специальностей должны иметь высшую квалификацию, по-нашему, шестой разряд. И все они делают на объекте любые работы, простые и сложные. В зависимости от этого изменяются только нормы выработки и при равенстве квалификации и из предпосылки одинаково высокой отдачи оплачиваются рабочим одной специальности одинаково.

    Американской ассоциацией подрядчиков на каждый календарный год разрабатываются и законодательно утверждаются часовые тарифные ставки рабочих всех строительных специальностей. Это делается и другими ассоциациями для остальных отраслей. Так что есть хорошая возможность сравнить, как оценивается труд рабочих различных отраслей. Оказывается, что часовые тарифные ставки рабочих строителей стоят на первом месте. Этим все сказано об отношении общества к строительству вообще.

    Работать в строительстве считается почетным, почти как в привилегированной автомобильной отрасли. Сейчас часовые тарифные ставки рабочих строителей лежат в интервале 13—15 долл. и они ежегодно корректируются (увеличиваются) индексом, компенсирующим удорожание
    стоимости жизни вследствие небольшой по темпам инфляции. Отсюда следует, что ежемесячный заработок рабочего высшей квалификации (а они все именно такие) при полной занятости составляет 2300—2650 долл., что по так называемому туристическому курсу, отражающему покупательную способность валют, составляет фантастические, не поддающиеся нашему воображению цифры — 230-260 тыс. руб. в месяц.

    За какой же труд платят рабочему такие деньги? Заработаны ли они или это непонятная щедрость предпринимателей? Заработаны. Оплата труда рабочих по часовым тарифным ставкам не означает, что система оплаты труда повременная. Дело в том, что рабочему начисляется высокий тарифный заработок за 8-часовой рабочий день за выполнение на 100% напряженной дневной нормы выработки в натуральных показателях при наивысшем качестве работ (при нашей старой шкале балльных оценок только на «5»).

    Невыполнение нормы выработки является нарушением трудового контракта, за этим следует одно предупреждение, а затем и без лишних слов увольнение без санкции профсоюза. Перевыполнение нормы выработки не нужно фирме, так как это ломает график производства работ по времени и может отрицательно сказаться на их качестве. Это невыгодно и для рабочих, так как при перевыполнении нормы по натуралу (что технически почти невозможно) их заработок все равно будет равен тарифному.

    Эти нормы рассчитаны на физически здоровых, в лучшую пору возраста мужчин, поэтому на строительных площадках и даже на отделочных работах нет ни одной женщины, и статистика это подтверждает. Такую систему оплаты труда рабочих можно назвать урочно-ловременной, в ней достигнуто оптимапьное, на мой взгляд, сочетание выгоды сдельщины, позволяющей обеспечивать высокую производительность труда, с наивысшим качеством работ и максимальной простотой повременного принципа начисления заработка за отработанное время.

    Нормирование дневной выработки хорошо служит и другой цели — оперативно-производственному планированию продолжительности работ. Если объем бетонных работ на объекте 80 м3, а дневная норма выработки 8 м3, то на линейном графике эта работа будет изображена отрезком в 10 рабочих дней. В сметной единичной расценке на эту работу сказано, что ее выполняет звено из 4 человек и тогда нормативный фонд заработной платы подсчитывается в уме без компьютера: 15 долл/часх8 часх х10 днейх4 чел = 4800 долл.

    Именно эта сумма заработной платы подсчитана в локальной смете, она и выплачивается администрацией. Следовательно, каждый доллар заработка привязан к физическому объему высокого качества работ и нет ни малейшей возможности недоплатить рабочему или переплатить за несделанную или плохо сделанную работу. И никаких премий! Значит, нет положений о премировании, нет показателей и условий премирования, нет учета выполнения этих показателей и распределения премий с учетом КТУ и всей прочей нашей возни, которой занята у нас масса людей.

    На мои недоуменные вопросы, почему не используются премиальные системы, экономисты фирм отвечали, что это только так кажется, что в высокой часовой тарифной ставке уже заложены премии за высокопроизводительный и высококачественный труд. Мне приходилось с близкого расстояния наблюдать слаженную работу бетонщиков и каменщиков, и никто
    не обращал на меня ни малейшего внимания, настолько они были поглощены своей работой, и обратиться к ним с самым пустяковым вопросом было невозможно, они бы просто возмутились.

    Если бы нашим рабочим столько же платить за физические объемы хорошо выполненных работ, они бы также дорожили возможностью поработать и в ника-ком премировании не нуждались и работали бы не хуже своих американских коллег.

    В связи с этим возникают далеко не риторические вопросы: почему у нас, как нигде в мире, так обесценена строительная продукция и тяжелый труд строителей; почему рабочим зарубежных фирм мы как заказчики платим в десятки (!) раз больше, чем своим, за тот же самый в принципе труд?

    Возвращаясь к опыту США, можно сделать вывод, что в условиях рынка и конкуренции, при наличии рынка труда государство бдительно регулирует систему оплаты через обязательные для всех фирм высокие минимальные тарифные ставки рабочих, обязывающие их работать с максимальной отдачей и исключающие произвол предпринимателей. Доля тарифа в их общем заработке, увязанного с объемом работ, составляет примерно 90%, остальное — социальные доплаты из прибыли. Часовые тарифные ставки рабочих-бригадиров в 2 раза выше часовых ставок рабочих.

    ОПЛАТА ТРУДА СЛУЖАЩИХ

    Все остальные работники фирм, кроме рабочих, относятся к категории служащих и оплачиваются они по окладам за счет сметных накладных расходов так же, как и у нас. Каждая фирма сама определяет нужную численность и квалификационный состав служащих и их оклады. На одной и той же должности разные люди могут получать по-разному, в зависимости от их квалификации и качества работы, по-нашему, от «трудового вклада».

    Преобладает контрактная система найма на основе конкурса. Для каждой должности существует четкий набор требований и должностных инструкций, где по пунктам перечислены права, обязанности и ответственность каждого работника за измеряемые и качественные показатели работы, указан круг вопросов, по которым каждый работник имеет право принимать самостоятельные решения. Деловой рейтинг каждого служащего измеряется различными системами балльной оценки, где могут оцениваться 10—15 и более качеств вплоть до внешнего вида и наличия или отсутствия разных привычек типа курения.

    Величина каждого качества в баллах умножается на весовой коэффициент его важности, затем они складываются и получается «стоимость» специалиста. При всей условности этих безразмерных балльных оценок они позволяют объективно сопоставить ценность разных работников и зафиксировать их динамику по результатам ежегодных аттестаций. Если суммарная оценка растет, значит, специалист прогрессирует и ему на каждый балл (или 3—5 баллов) прироста может устанавливаться определенный процент увеличения оклада.

    На любой должности высоко оценивается способность к новациям, количество и эффективность предложений по совершенствованию организации производства, труда и управления, причем эти новации могут быть как по кругу своих обязанностей, так и по деятельности фирмы в целом. Широко практикуется совмещение должностей, высоко ценится владение иностранными языками и безконфликтность в работе с подчиненными и контрагентами.

    Заявление о приеме на работу и анкетные данные умещаются на одной страничке бланка, в нем нет граф социального происхождения, национальности, партийности, пребывания за границей и прочих нелепостей нашего листка по учету кадров, но зато есть графа «состояние здоровья». Неправильная информация о себе — крест на репутации человека, почти криминал и основание для безоговорочного увольнения.

    Все работники ежегодно повышают свою квалификацию иногда по своей инициативе и за свой счет (для повышения делового рейтинга), иногда по инициативе и за счет фирмы, или эти расходы пополам. Делается это в многочисленных школах бизнеса при университетах и частных школах с отрывом от производства на срок от I дня до месяца, и стоимость обучения в них может достигать 500 долл. за день. В крупных фирмах есть свои школы бизнеса.

    Если указанный выше заработок рабочих строителей принять за единицу, то индексы окладов служащих будут примерно следующими:

    инженеры 1,5—3,0

    менеджеры аппарата

    управления 1,4—2,5

    менеджеры на стройках (линейный персонал) 1,8—4,0

    профессиональные наемные управляющие контрактом 3,0—5,0

    экономисты, финансисты, бухгалтеры 1,5—2,5

    клерки, вспомогательный и технический персонал (в подавляющем большинстве женщины) 0,6—0,7

    И так же как у рабочих, у служащих нет никаких текущих премий, просто высокие оклады за профессионализм, высочайшую ответственность в работе, инициативу и личную порядочность.

    Для всего персонала фирмы, включая рабочих, может быть один вид премии — за досрочный ввод объекта, если это оговорено условиями контракта. Величина этой премии часто определяется долей дополнительной прибыли (чаще всего 50% по принципу «фифти-фифти», то есть равенство интересов), которую попучит заказчик за период досрочного ввода объекта.

    ОПЛАТА ТРУДА АРХИТЕКТОРОВ

    Архитектор является одной из самых престижных и высокооплачиваемых профессий. Это элитная часть когорты строителей, которая «формирует лицо нации», «творит музыку в камне», «оставляет завещание потомкам» и т. д.

    Высокая моральная и профессиональная ответственность архитекторов за их творения «перед современниками и потомками» сформулирована в «Кодексе чести архитекторов» (в другом переводе — «Моральный кодекс архитекторов»), разработанном Ассоциацией американских архитекторов. Это интереснейший документ как по форме, так и по содержанию, это заповеди поведения профессионалов, включая моменты бескорыстия в служении обществу, требования не допускать злоупотребпений своим высоким в нем положением* .

    Никаких аналогов данного документа в нашей практике, к сожалению, нет (очевидно, в связи с совершенно другим статусом наших бесправных архитекторов).
    Дипломированные архитекторы являются юридическими лицами и имеют право от своего лица заключать контракты на проектирование объектов.

    Стоимость проектно-изыскательских работ от общей стоимости объектов составляет 6—8%, то есть больше нашей нормы в среднем в 3 раза, в чем проявляется оценка этой стадии создания объектов. Это объясняется еще и тем, что каждый проект является индивидуальным. В среде архитекторов действует неписаное правило: «Пусть будет хуже, чем у соседа, но не так, как у соседа».

    У каждого архитектора свое «лицо», свой стиль и почерк. Заказчики выбирают архитектора всегда индивидуально, в соответствии со своими вкусами. Архитектор может состоять в штате проектной фирмы, может быть сам владельцем небольшой фирмы (5—7 чел. проектировщиков, расчетчиков, сметчиков, дизайнеров), проектирующей архитектурно-строительную часть.

    Для проектирования инженерных систем он нанимает по трудовым контрактам специалистов из проектных фирм, рассчитываясь с ними за счет своего контракта по их трудозатратам. Кроме того, он рассчитывается со своей фирмой за изготовление и размножение рабочих чертежей и технологической документации типа наших ППР.

    После вычета всех этих расходов оставшаяся часть стоимости проектного контракта составляет заработок архитектора, однако спрашивать, сколько остается,— бестактно. Но это довольно много, десятки тысяч долларов в месяц. При этом, правда, следует учесть, что функции и ответственность американского архитектора гораздо шире, чем у нас.

    Во-первых, он совмещает функции авторского и технического надзора, во-вторых, он ежемесячно принимает от подрядчика выполненные работы по количеству и качеству, и только с его визой заказчик оплачивает выполненные за месяц работы, в-третьих, он уже в период строительства обязан изыскивать возможности улучшения и удешевления проекта.

    В последнем архитектор лично заинтересован. В его проектном контракте с заказчиком может быть такое условие: если в ходе строительства архитектор нашел возможность удешевления строительства (разумеется, не в ущерб его качеству), то 50% этой экономии является дополнительным вознаграждением архитектора за то, что он сэкономил остальные 50% инвестиций заказчика.

    Мне приходилось с большим интересом наблюдать процедуру приемки законченного объекта — небольшой гостиницы. «Государственная приемочная комиссия» в составе представителя заказчика, генерального подрядчика и архитектора за чашкой кофе сравнивала цветные рисунки фасадов и помещений из проекта с цветными фотографиями этих же фасадов и помещений с законченного объекта. Из двух пачек складывали рядом одни и те же изображения и если они в натуре зрительно полностью совпадали (по фактуре материалов и оборудования, по расположению, по цвету), то данные части объекта «принимапись». Когда все совпало, архитектор завизировал последнюю процентовку, генподрядчик вручил гарантийный паспорт заказчику, последовал обмен рукопожатиями, взаимными любезностями и пожеланиями сотрудничать в дальнейшем.

    Вся процедура с разговорами заняла не более 40 минут. При этом заказчику не пришло в голову ходить по этажам, проверять качество работ, кондиционность материалов, работу инженерных систем и пр. Все это обеспечил архитектор по ходу строительства, так как он принимал (а заказчик только после этого оплачивал) только те работы, которые выполнены в полном соответствии с проектом и «на высшем уровне мастерства» (это непременное условие любого контракта заказчика с генподрядчиком).

    На каждом среднем и крупном объекте при входе снаружи устанавливается красивая литая в бронзе доска с наименованием организации заказчика, ген-подрядной фирмы и фамилией архитектора, чтобы все видели, кто проектирует и строит хорошие и плохие объекты.

    Ю. Н. КАЗАНСКИЙ, кандидат экономических наук, профессор кафедры экономики строительства ЛИСИ

    Posted by admin @ 6:56 пп

Comments are closed.