Статистика:

Search

  • 22Май

    О даурах (тунгусах или, пользуясь современным этнонимом, эвенках — Б. Ж.), проживавших в Восточном Забай­калье, казаки «отписывали», что «по реке Шилке, Читинская область, живут многие даурские пашенные люди, а хлеб… у них всякой… рожь, ячмень и иные семена», живут они также в «юртах рубленных».

    О высоком уровне градостроитель­ного искусства на Дальнем Востоке свиде­тельствуют описания даурских городов на реке Амур, которые оставил в 1650 г. Ерофей Хабаров. Первый встреченный им город имел «пять башен, около того города построены крепости большие и тайники к водам… а в городе проезжие одни ворота, в городе устроены светлицы на каменное дело… а окончины бумаж­ные, а бумагу делают сами», подобную застройку имели и остальные четыре города11. «Крепости» и «башни» вокруг городов возводились из сложных бревен­чатых конструкций.

    Приведенное выше описание городов в Западной Монголии, а также краткая характеристика градостроительства на р. Амур, свидетельствуют, что эти города имели сходное архитектурно-планировоч­ное решение и размещались в зонах распространения оседлой хозяйственно- культурной деятельности, занимая ключе­вое положение на основных — сухопутных и речных — транспортных маршрутах, главным образом, широтного направле­ния. В районах же, где было распростра­нено скотоводство и оленеводство, мон­голы, буряты и тунгусы использовали чумы и сборно-разборные войлочные юрты.

    Обширный фактический материал был собран первыми русскими учеными в ходе экспедиций, организованных Российской Академией наук с целью широкого изуче­ния территории Сибири, Дальнего Востока и ее «природных жителей» в XVI в.12

    Во время второй Камчатской экспедиции под руководством Г. Ф. Миллера (1733— 1743 гг.) были собраны богатые сведения о коренном населении Сибири, а также по «татарским, вогульским и остецким го­родкам», ставшим основой развития боль­шинства российских сибирских городов13. «Острожки» и «городки» коренных жите­лей, как и бытовые постройки, возводи­лись из бревенчатых, срубных конструк­ций и выполняли роль укреплений — ставок удельных князей. В степных районах, где было распространено кочевничество и использовались подвижные жилища, как, например, в южном Забайкалье и Цен­тральной Монголии, функции княжеских ставок выполняли несколько богато укра­шенных войлочных юрт, нередко пред­ставлявших собой комплекс «сблокиро­ванных» в линию жилищ с общим внутрен­ним сообщением и единственным входом. Отсутствие в этих регионах стационарных поселений было отмечено в «отписке» Василия Васильева от апреля 1641 г.— «мугалы (монголы — Б. Ж.) живут за Ламою (оз. Байкал — Б. Ж.) вверх по Селенге, а городов и острожков у них нет» 14. Ряд исследователей ошибочно относит сведения этой «отписки» ко всей территории современной Монголии, аргу­ментируя отсутствие градостроительных традиций в Центральной Азии.

    Posted by admin @ 3:55 пп

Comments are closed.