Статистика:

Search

  • 03Янв

    КАК РОС «КОВЕР»

    Наш журнал впервые обращается к зарубежной постройке в рубрике «Крупным планом». Мы анализируем здание архитектурно-строительного факультета университета в городе Бат, построенное Элисон и Питером Смитсо-нами, классиками современной архитектуры. Их супружеский архитектурный «тандем» получил всемирную известность в 1954 г. после завершения школы в Ханстэнтоне. Школа стала первым необруталистским зданием, а ее авторы — открывателями и признанными лидерами нового стиля.

    Для творческого метода Смитсонов всегда было характерно долгое и глубокое изучение «духа места». В Бате Смитсоны вживаются в образ уже полтора десятка лет. Их вклад — пять зданий по краям университетского городка, который расширяется подобно масляному пятну («ковер с бахромой» — термин П. Смитсона). По нашей просьбе Питер Смитсон рассказывает о том, как рос «ковер».

    Университетский городок в городе Бат был основан в 1965 г. как колледж современной технологии по генеральному плану архитектурного ателье Мэттью и Джонсона-Мар-шалла. С самого начала он воспринимался как многофункциональное образование: что-то плотное, напоминающее здания коврового типа.

    Когда мы приехали в Бат в 1978 г., университет уже приобрел и форму, и содержание, имел облик студенческого городка со всеми присущими ему атрибутами. К тому времени государственное финансирование университетов было практически прекращено. Соответственно расширение городка должно было быть максимально эффективным, как, скажем, от иглоукалывания ожидают заметного улучшения. Мы внимательно изучили его как старую деревню, желая привнести в него только самое лучшее.

    1976 г. Городок уже крепко «стоит на ногах» и напоминает завод со сложными производственными процессами. А довольно буйно растущие деревья похожи на естественные изгороди между полями в сельской местности.

    1979 г. Вокруг озера появились новые деревья. Слева от озера началось строительство первого здания по нашему проекту.

    1981 г. Новые деревья свободно растут, освещенные мягким южным солнцем. Возведено наше первое здание как опора для будущей композиции, и уже видны очертания второго здания треугольной формы в плане.

    1987 г. Самые первые деревья уже стали большими. Наше треугольное здание обрело достаточную силу, чтобы влиять на облик городка. Оранжевые домики строителей находятся на участке, где вскоре разместится факультет архитекторов и инженеров-строителей. Очевидны попытки сделать машины на стоянке как можно менее заметными.

    1990 г. С завершением в 1988 г. архитектурного и инже-нерно-строительного факультета мы сделали пристройки с трех сторон городка: в южной, северной и в основном восточной частях городка. Недавно построенное в восточной части здание служит воротами в городок, если идти от автобусной остановки, находящейся неподалеку.

    Площадка перед остановкой тем самым превращается в передний двор всего университета. Новые здания появляются и на окраине городка.

    Небольшая художественная мастерская (первая стадия закончена летом 1990 г.) в глубине двора уже влияет на восприятие восточного края городка. Вся подъездная часть — автостоянки, автобусная остановка, дорожки к зданиям — неожиданно начинает выглядеть как старая рыночная площадь, которая приспособлена для самых разных мероприятий, например студенческих праздников, городских фестивалей, танцев и т. п.

    Если смотреть сверху на наши здания университета, появившиеся одно за другим, все внимание концентрируется вокруг крыш. Это как бы одна общая крыша, возникшая из специфической геометрии зданий. Эта крыша — характерная черта зданий университета. Очевидно стремление сделать каждый элемент пространственной организации значимым. Видны поиски продуманных решений, содержательности. Подходить к этим зданиям — уже удовольствие. В общем и целом они отвечают стилю беспорядочной жизни своих обитателей. Посадка растений каждый год, каждый сезон — радость… Именно они объединяют университет с участком, на котором он построен.

    Комплекс зданий университетского городка, снятый с высоты птичьего полета, не похож на траншеи времен первой мировой войны, где искусственная топография органично связана с естественным рельефом, стремящимся в бесконечность. Здесь всегда, кроме часов восхода и заката, сверху все воспринимается довольно обыденно, как обычно за городом, в промышленной зоне. Но на земле все по-другому. То, о чем мечтали архитекторы послевоенных лет, нашло свое воплощение. Это значит, что мы попытались как можно дальше уйти от планировочных структур университетов в старых промышленных центрах. Мы ушли от них, чтобы оказаться в здании-машине, построенном в саду.

    Университетский комплекс в Бате, вся сценография старых зеленых посадок, сочетающихся с новыми, появившимися недавно,— еще одно подтверждение нашей концепции. Позволю сказать, что каждый раз, когда я приезжаю в городок, неважно на каком виде транспорта и в какое время года, настроение мое всегда улучшается.

    Питер СМИТСОН

    Апрель 1990 г.

    Перевод М. Айзенштейн

    Posted by admin @ 5:58 пп

Comments are closed.