Статистика:

Search

  • 03Янв

    Здание архитектурно-строительного факультета университета в г. Бат (Англия).

    Архитекторы Элисон и Питер Смитсон при участии Ло-рензо Вонга, Луизы Хаттон и Пилар Гонзалес-Хериас.

    Конструкторы Джеймс Сазерленд, Дэвид Риз и др. (бюро «Харис энд Сазерленд»). 1982—1988 гг.
    Постройки Смитсонов удивительно похожи на Смитсонов. И в тех и в других — благородное достоинство, мудрая простота, безупречное чувство стиля. И там и тут — сдержанность без холодности, скромность без замкнутости. Ни лишнего слова, ни напрасного жеста. Здание, о котором пойдет речь, точно отражает характеры своих авторов.

    «Архитектор, лишенный возможности строить, чувствует себя человеком, лишенным рук, лишенным своего «я»,—написали Смитсоны в своей книге «Сдвиг» в 1982 г. К такому выводу их привели десять лет вынужденного бездействия после завершения жилого района Робин-Гуд-Лэйн в 1972 г., когда до их первого здания в университете Бата они ничего не строили. «Материализованная архитектура, которую можно потрогать руками, есть самая желанная для нас архитектура» (Э. Смитсон).

    Новые учебные здания Смитсонов в университете сами могут учить. В этом смысле архитектурно-строительный факультет — самая яркая постройка, наглядное пособие для будущих архитекторов и инженеров. Это воплощение структурной логики и профессиональной честности, какой бы аспект мы ни рассматривали.

    В размещении здания на участке достигнут максимум преимуществ: новый организм — неотъемлемая часть всего комплекса, но он вносит в него в то же время индивидуальные черты. Конструктивная схема предельно проста. Каркас открыт зрителю: «смотрите, как это делается». Планировка напоминает первый набросок функциональной схемы помещений, когда объем разбивают на куски нужной площади по заданию на проектирование.

    Вся отделка — крашеная штукатурка. Видно, что здесь экономили на всем, что еще один сэкономленный пенс навел бы вас на мысль о патологической скупости клиента или автора. Здесь нет ложных «красивостей», ничего, стремящегося обмануть и понравиться.

    А теперь самое главное. Все, что я перечислил, верно только на первый взгляд. Смитсоны не были бы Смитсонами, если бы удовлетворились дешевым зданием, в котором нельзя заблудиться. Нет, простота и естественность — результат большой работы, которой не видно. При кажущейся простоте у этого здания есть образ, яркий и индивидуальный, что и делает просто дом произведением архитектуры.

    Здесь Смитсоны еще раз проверили одну из своих теорий — «порядок конгломерата». П. Смитсон:

    «Здание-конгломерат трудно сохранить в памяти, оно понятно только тем, кто в этот момент находится в нем.

    Крыша здания-конгломерата — еще одно его «лицо». Все лица равнозначны, ни одно из них не является главным.

    Здание-конгломерат легко воспринимает перемены функций. Они увеличивают его значимость.

    Здание-конгломерат выглядит неуклюжим и грузным.

    У здания-конгломерата разные «плотности» планов и разрезов.

    Здание-конгломерат — неотъемлемая часть более крупного организма.

    У здания-конгломерата нет ни переднего, ни заднего фасада. Оно одинаково относится ко всем своим соседям».

    Два последних тезиса отражают самую важную градостроительную характеристику здания факультета — его отношение к окружению. Смитсоны предлагают рассматривать все их постройки в университетском городке как «бахрому», как завершающую кайму «ковра». В университетском комплексе Бата случилось то, что произошло в Кембридже еще в XVIII в.: задворки стали парадными фасадами. Задача Смитсонов состояла в том, чтобы спасти положение, введя лишь несколько новых построек. Отправной точкой работы был для них поиск нераскрытых возможностей и качеств, которые позволили бы развить «ткань ковра» и даже изменить представление заказчика о нем.

    Простейшими средствами, из самых дешевых материалов и конструкций здесь создана богатая самоценная среда. Необруталистский метод Смитсонов доведен до той черты, за которой архитектура уже не нуждается в высоком строительном качестве. Пожалуй, до сих пор такой независимости удавалось добиться лишь Константину Мельникову (Смитсоны преклоняются перед его гением), высокую архитектуру которого не смог испортить низкий уровень исполнения. Богатство создавалось из ничего.

    В здании факультета из ничего создано богатство разнообразия. П. Смитсон: «Мы стремимся к широкой картине многообразия: многообразия света и веса, шума и тишины, солнца и звезд, ветра, рельефа земли. Поэтому в здании факультета стены, полы и потолки изгибаются и ломаются, поднимаются и опускаются, моделируя свет, меняя качество звука и вызывая ощущения уверенности, надежности или потерянности».

    Лаборатории строительных материалов с тяжелым гидравлическим оборудованием размещены в первом этаже. Горизонтально и вертикально все здание спланировано так, что помещения согласно их функции оказались в подобающих местах и по конструкции, и по пространству. Например, мастерские внизу, а студии, освещаемые северным дневным светом,— наверху. Как в эпоху, предшествовавшую промышленной революции, такое построение зданий вновь становится оправданным: слишком легко «скатиться» в мир всесильной технологии, забыв о ценностях здравого смысла, которые могут привести архитектуру к более гармоничному будущему.

    Можно представить себе, как легко находиться в таком здании, как легко в нем учиться. На вас не давят вычурные формы, не кричат: заметь нас! Нет ни тесных, ни пустых объемов. На каждом этаже — своя планировка. Как ни странно, кривые коридоры оказываются вашими кратчайшими маршрутами. При всем рационализме планировки в доме есть случайные и уютные уголки, где хорошо стоять, сидеть, говорить. Нет дорогой отделки, которая заставляла бы вас опасаться повредить ее. Наоборот, бетонные подоконники, например, приглашают вас прислониться. Открытая проводка — не результат забывчивости, а принцип, она хорошо продумана и выполнена, ее легко менять. Лестницы ничем не облицованы, поручни — крашеные трубы. Если бы не гипнотическое действие солнечного света, особенно под зенитными фонарями наверху, интерьеры казались бы той самой удобной и привычной одеждой, которую вы не чувствуете на себе.

    Поэтому здесь не очень заботятся об использовании помещений строго по назначению, впрочем, как и в других архитектурных школах. Разговоры, споры, тусовки возникают в самых неожиданных и незапланированных местах.

    Архитектурно-строительный факультет полон таких мест, ждущих непредсказуемого применения.

    Контракт не требовал от архитекторов выбора мебели, цвета коврового покрытия и штор, досок для объявлений и табличек. Некоторые аудитории, предназначенные для студентов-архитекторов и строителей, отданы аспирантам кафедры бизнеса и управления. Студии рисунка заняты компьютерами. Факультет, который должен был весь поместиться в одном месте, до сих пор расколот на два дома в противоположных концах городка.

    Все это не беспокоит авторов. И это закономерно, если принять их идею здания-конгломерата. К тому же, если рисунки, чертежи и макеты висят на стенах повсюду, учебники лежат на полках, свет не гасят в аудиториях до утра — значит, дом давно обжит.

    Здание находится на краю университетского комплекса и формирует входную зону в него. Мягкой формы, но достаточно парадная лестница к главному входу в здание. Она же дает удобный доступ от автомобильной стоянки к развитой системе пешеходных эстакад, охватывающих весь университетский городок.

    На многих зданиях университета плоские кровли плохо себя «ведут». Поэтому наклонная кровля из нержавеющей стали на здании факультета — мудрое вложение денег. Отнесенный далеко от стены водосточный желоб хорошо защищает окна от перегрева, отверстия для вентиляции кровли — от воды. Из-за ступенчатой формы желоба снаружи кажется, что он оторвался от крыши и падает. Для студентов — будущих архитекторов и конструкторов это наглядное пособие: они видят, «как это делается». Но стоило ли здесь жертвовать визуальным порядком и традиционной гармонией ради  ункциональной правды?

    Деталь лестницы — брутализм в интерьере. Внутренние лестницы делались в три стадии: монолитные плоские марши; монолитные проступи; укладка сборных ступеней. Такой способ предложили строители. Это позволило им использовать лестничные марши для подъема тяжелых конструкций и изделий, не боясь разбить ступени.

    Северный фасад. Разнообразие внутренних пространств и последовательный ряд окон разной формы объединены мощными карнизами на всех этажах. Нижние марши открытой лестницы, ведущей к главному входу и к пешеходным эстакадам университетского городка.

    Пятнадцать лет назад о Смитсонах писали: «Забытые, давно стоящие в стороне, умышленно отдалившиеся от студенчества, которого они н е знают, опасающиеся и других расслабляющих влияний, Элисон и Питер Смитсоны все же остаются замечательным примером для молодежи.

    В своем тихом и мрачном итальянизированном жилище на Фалэм-роуд они теряют надежды на будущее. Расстроенные и разочарованные строительным застоем в Британии, они бредут по своему элитарному, но бесконечно честному и поистине интеллектуальному пути к правде. Их не волнует популярность, они не стремятся быть модными, но они стремятся к общению даже через преграду мифов и непонимания…»

    Мрачная картина, нарисованная Питером Куком, осветилась в последние годы лучом надежды. Смитсонов регулярно приглашают на международные проектные семинары, которые раз в два года проводятся Будапештским техническим университетом. Они участвуют в семинарах в качестве лекторов и руководителей семинарской группы.

    И в самой Британии студенты вновь повернулись лицом к легендарным мастерам. Больше, чем когда бы то ни было, молодые архитекторы стремятся в их мастерскую. Перед последним Рождеством в мастерской удалось поработать четырем студентам, которые готовили материалы к персональной выставке Смитсонов «Климат» (открытие предполагается в 1992 г.), чертили аксонометрии текущих проектов — библиотеки «Александрина» и музея «Анополис».

    Как знать, быть может, первым сигналом к сближению студентов и мастеров послужило замечательное здание, о котором вы только что прочли.

    Сергей СУЕТИН

    Фото Мартина Чарльза

    Posted by admin @ 5:59 пп

Comments are closed.