Статистика:

Search

  • 15Дек

    Автор: Яргина Зоя НиколаевнаС середины 1990-х годов в ходе реконструкции Москвы часто используют исторический (псевдотрадиционный) стиль. Изменение старинных зданий и городских ансамблей ведет к созданию архитектурного ландшафта, который ранее никогда не существовал, но, тем не менее, претендует на историчность, на возрождение и продолжение традиций. В статье рассматриваются эстетические аспекты реконструкции Москвы, авторы рекомендуют отказаться от строительства псевдотрадиционных зданий в историческом центре города.

    В предыдущей статье1 мы попытались обосновать необходимость создания нового делового ядра за пределами МКАД с целью разгрузки транспортной системы и сохранения исторического центра столицы. И. Э. Грабарь писал о реконструкции Москвы советского времени: «Как бы ни ломать старый центр, его нельзя превратить в современный город, и единственным правильным решением надо признать его разгрузку…»2. В те годы руководство не пошло на строительство нового ядра города, возможно, потому, что идея полицентричности несла в себе намек на плюрализм, «уводила бы от выражения сложившейся к тому времени пирамиды государственного устройства»3. Сегодня столица преображается вновь. Возведение многоэтажных офисных и жилых зданий (рис. 1) на месте снесенных 2-3-этажных домов в стиле московской эклектики и модерн способствует транспортным заторам и маятниковой миграции, ведет к переуплотнению застройки и дальнейшему изменению исторически сложившейся городской среды.

    Можно вспомнить огромное количество архитектурных памятников, в том числе в Кремле и рядом с ним, разрушенных в советское время. Характерным примером служит улица Горького. Москва быстро росла, строительство отставало от увеличивавшихся потребностей города. Уже в 1920-е годы шли дискуссии о необходимости децентрализации, разгрузки исторического центра, отхода от радиально-кольцевой структуры. Известна схема роста новой Москвы Н. А. Ладовского, согласно которой современный центр предполагалось развивать по оси Тверская — Ленинградское шоссе, а исторический — сохранить как музей4. Концепция Н. А. Ладовского во многом остается актуальной и поныне5. Дома на Тверской улице, построенные по проектам мастеров прошлого, были добротные, высокого архитектурного качества — даже в условиях нехватки жилых и других зданий их надлежало сберечь.

    Тем не менее, многие старинные дома на Тверской были снесены, а вместо них построили здания в стиле соц-арт (советском стиле)6. Что он представляет собой? Эклектика с заимствованиями из архитектурных направлений разных времен и народов, несущая отпечаток советской идеологии, «утверждающая образы процветания»7. Некоторые дома в стиле соц-арт обладают оригинальностью, сочетая в себе монументальность с богатством и своеобразием декора. Уже сегодня они привлекают внимание туристов. К советскому стилю относится и ряд великолепных станций московского метро. Но зачем было перестраивать Охотный ряд, Моховую и Тверскую улицы, возводить там разнохарактерные многоэтажные здания (рис. 2), создавая перегрузку исторического центра города?

    В течение последних 10-15 лет входе реконструкции Москвы и других российских городов все шире используется исторический, или псевдотради-ционный, стиль. Почему с приставкой «псевдо»? Изменяя старинные здания и городские ансамбли, современные зодчие создают архитектурный ландшафт, ранее никогда не существовавший, но претендующий на историчность, на возрождение и продолжение традиций. Реконструкция Москвы представляет собой беспрецедентное явление на протяжении всего XX века. При восстановлении европейских городов, разрушенных во время Второй мировой войны, псевдотрадиционные постройки не возводились. Архитектуру домов воссоздавали (например, в Берлине или Варшаве) в соответствии с документацией и сохранившимися фрагментами (последние иногда включали в фасад в виде образца). Пространство между старинными зданиями занимали «дома-тени» похожей формы и цвета, но лишенные декора и не мешающие восприятию архитектуры прошлого.

    В старом городе допускалось возведение современных проектов: например, в Париже — стеклянная Пирамида Лувра и Национальный центр искусства и культуры имени Жоржа Помпиду, которые резко отличаются от своего архитектурного окружения и не мешают его эстетическому восприятию. Если бы в Лувре вместо пирамиды построили здания в стиле ренессанс (наподобие неоклассической «Новой сцены» Большого театра), это вряд ли вызвало бы одобрение.

    Почему исторические стили не используются сегодня за пределами России? Может быть, реконструкция Москвы призвана помочь мировой архитектурной общественности освободиться от бессмысленных табу? Попробуем, однако, разобраться, какие эстетические принципы она нарушает.

    Английский теоретик искусства XIX века Джон Раскин сформулировал одно из основных требований к архитектуре — правдивость, «the lamp of truth»8. Архитектура не должна обманывать: в этом смысле окраска дерева под мрамор или «структурный обман»9 в виде колонн, не несущих нагрузки, рассматриваются как эстетические недостатки. Современная московская архитектура вводит в заблуждение относительно нашего прошлого, представляя Москву в историческом облике, который ей никогда не был свойствен. Образный обман архитектуры продолжается в рассказах экскурсоводов, которые скрывают от туристов, что определенные постройки, например, на Красной площади, возведены заново. Истину гости Москвы узнают из путеводителей, в которых также используется термин «китч».

    Обман несет в себе декор, изготовленный заводским способом из пенополиуретана или, в лучшем случае, путем отливки из гипса, которым заменяют лепнину. На многих зданиях декор был изменен и упрощен (рис. 3). Скульптурные украшения из камня вместо консервации и реставрации часто делают заново (рис. 4). Оконные рамы в старых домах заменяют на стандартные стеклопакеты, что также противоречит мировой практике. В последнем случае коммунальные службы ссылаются на технику безопасности (возможное выпадение стекол и так далее). Между тем простейшие наружные работы по укреплению и окраске старинных оконных рам могли бы способствовать сохранению подлинного облика зданий.

    Специалисты все это понимают, а неспециалисты — называют искажения фасадов и интерьеров (рис. 5) словом «евроремонт», которое постепенно становится одиозным. Кстати, в Западной Европе подобный ремонт старинных зданий, как правило, не производится, потому что подлинный облик имеет более высокую эстетическую и, соответственно, коммерческую ценность, чем псевдотрадиционная имитация или современный интерьер в старом доме. Если нет технических возможностей для корректной реставрации, от ремонта воздерживаются, принимая лишь меры консервирующего характера10. При должной заботе о памятнике архитектуры необходимости реставрации вообще не возникает 11.

    Одной из причин проведения реконструкции ее сторонники считают ветхость старых зданий, аварийное состояние деревянных перекрытий и так далее. Следует отметить при этом, что, например, в Европе сохранилось большое количество фахверковых домов и другой исторической застройки с деревянными несущими конструкциями, не говоря уже о Венеции, которая стоит в воде на деревянных сваях. Все зависит от отношения к архитектурному наследию.

    Реконструкция Москвы нарушает еще один эстетический принцип, который соблюдается в художественных галереях: в одном зале не выставляют оригинал и более позднюю аналогию, например, английских прерафаэлитов, В. М. Васнецова, М. В. Нестерова и… И. С. Глазунова. Такая экспозиция поставила бы зрителя в затруднительное положение: где старое, где новое, что лучше, что красивее? Подобные мучения можно испытать, например, на улицах Балчуг (рис. 6), Пятницкой (рис. 7), Большой Ордынке (рис. 3) или Петровке (рис. 8), где часть фасадов изменена, а между старыми зданиями встроены псевдотрадиционные дома. Значит ли это, что новые архитекторы хуже старых мастеров? По художественной технике И. С. Глазунов, наверное, не уступает своим предшественникам, как и реконструированная резиденция президента Академии художеств не уступает соседним особнякам, пережившим пожар 1812 года (рис. 9). Техника изобразительных искусств и архитектурного дизайна продолжает совершенствоваться. С помощью компьютерных технологий можно получать изображения необыкновенной красоты, а также «усовершенствовать» классические картины. Именно поэтому мастера прошлого и старинные архитектурные произведения нуждаются в защите.

    Какие доводы приводят в пользу реконструкции исторического центра города? Создание монументального облика Москвы оправдано даже в ущерб исторической достоверности и ностальгии. Столица евроазиатской империи не может ограничиться ролью архитектурного музея под открытым небом, она должна быть величественной. Соответственно, псевдотрадиционную архитектуру следует именовать новоимперским стилем, примером которого может служить огромное сооружение под названием «Царев сад», заслоняющее Кремль со стороны Замоскворечья (рис. 6). Однако подобные исторические задачи в прошлом решались иначе. Интересен пример Страсбурга, который в 1871-1918 годы относился к Германии. В этот период был создан новый центр («Neue Stadt»), который представляет собой замечательный пример германской архитектуры того времени. Старинный центр города остался в неприкосновенности. Еще один пример уважения к старине — Хельсинки, где похожий на Петербург старый город российского времени сохранили в неприкосновенности, а новый центр развивался на некотором расстоянии.

    Авторов реконструкции Москвы иногда сравнивают с бароном Ж. Э. Османом, под руководством которого в 1852-1870-е годы перестраивался Париж. Тем самым реконструкция Москвы косвенно оправдывается. Но следует отметить, что между пробитыми Османом улицами и бульварами оставались нетронутыми целые кварталы старого города, отдельные здания не видоизменялись, новодел не строили, не говоря уже о евроремонтах в старом городе. После Ж. Э. Османа, в течение полутора веков, центр Парижа не перестраивали.

    Критика реконструкции Москвы на страницах архитектурных журналов встречается редко. Например, в редакционной статье журнала «Архитектура и строительство России»12 говорится о гибридах дешевого постмодернистского китча, убогого рационализма и столь же дешевого хай-тека. Отмечается, что распределение заказов шло по коррупционным механизмам13. Академик Ю. П. Бочаров указывал на умышленный вывод из строя архитектурных памятников и заинтересованность некоторых архитекторов в раздувании объемов проектируемых объектов14. Следует также упомянуть нестабильное качество применяемых сегодня строительных материалов.

    Псевдотрадиционная архитектура представляет собой экономически нецелесообразное, расточительное,а потому тупиковое направление. Разумнее было бы, в соответствии с мировой практикой и запросами сегодняшнего дня, развивать рациональную, удобную  для пользователя современную архитектуру, а старинную застройку консервировать как историческое наследие. Новые технологии открывают широкие возможности для того и для другого. Во всяком случае, эксперименты в области историцизма и псевдореминисценций желательно проводить за пределами исторических центров городов,

    Фотографии авторов

    1 Яргина 3. Н., Яргин С. В. Два ядра вместо одного центра. Ц Архитектура и строительство Москвы. 2009. № 3.

    2 Грабарь И.Э.О русской архитектуре. М., 1969. С. 375

    3 Иконников А. В. Пространство и форма в архитектуре и градостроительстве. М., 2006. С. 282

    4 Ладовский Н. А. Москва историческая и социалистическая. Ц Строительство Москвы. 1930. № 1.
    5 Яргина 3. Н., Яргин С. В. Указ. соч. 6Berton К. Moscow. An architectural history. Studio Vista. London, 1977.

    7 Иконников А. В. Утопическое мышление и архитектура. М., 2004. С. 286

    8 Ruskin J. The Seven Lamps of Architecture. Orpington, 1886.

    9 Он же. Указ. соч.

    10 Pickard R. D. Conservation in the built environment. Harlow, 1996. uRuskin J. Указ. соч.

    12 Офис как символ величия и проблемы содержательности формы /^Архитектура и строительство России.

    2003.    N2 4.

    13 Нелюбин Б. С. Почему общество равнодушно к архитектуре. Ц Архитектура, строительство, дизайн.

    2004.    N2 3.

    14 Современная Москва и проблемы сохранения архитектурного наследия. //Архитектура и строительство Москвы.

    2005.    N2 1.

    Posted by admin @ 6:31 пп

Comments are closed.