Статистика:

Search

  • 16Дек

    Автор:    Прокофьева Ирина Александровна

    Статья посвящена опыту реконструкции Бутиковского переулка, реализованной с использованием принципа «средового подхода».

    Бутиковский переулок расположен в районе улицы Остоженка, между Коробейниковым и 1-м Зачатьевским переулками. Название закрепилось за ним в середине XIX века (на карте 1852 года он обозначен как «Проектируемый») и происходит от фамилии владельцев находившейся здесь текстильной фабрики — братьев Бутиковых. История переулка отражает разные этапы развития московской архитектуры. К настоящему времени он практически полностью перестроен (осталось всего одно старое здание — дом № 18) и обрел новый облик, став своеобразной выставкой современного российского зодчества.

     

    В проекте реконструкции Бутиковско-го переулка использован принцип «сре-дового подхода», получивший развитие еще в 1960-х годах. Проблема сохранения исторической среды в растущем городе стала актуальной с появлением типового массового строительства. Типовая застройка (Новый Арбат, гостиница «Интурист») показала несостоятельность идеи кардинального изменения облика города, когда историческим памятникам отводилась роль декораций для современной архитектуры. Тогда за сохранение наследия взялись различные организации, а позже и правительство приняло решение создать в центре Москвы девять заповедных зон, где снос и новое строительство практически запрещались, а утраченные здания подлежали восстановлению. Ограничения налагались и на высотность построек.

    Новое развитие принцип «средового подхода» получил в концепции «скрытой реконструкции», сформулированной архитектором А. Э. Гутновым в начале 1980-х. Автор предлагал не только реставрировать фасады старых домов, но и реконструировать эти здания изнутри, снести хозяйственные постройки во дворах и возвести на их месте новые
    дома. При этом облик новых строений должен быть нейтральным, не заглушающим историческую архитектуру.

    В дальнейшем А. Э. Гутнов разработал идею центра города как «хранителя исторического времени».

    В 1981-1985 годах наметилась тенденция использовать стиль в качестве «прикрытия» для строительства новых зданий в центре города вне зависимости от качества и ценности самой архитектуры.

    Следующим этапом в развитии теории средового подхода стала разработанная И. Лежавой и Б. Ереминым в 1987 году концепция «ретроразвития» — воссоздания сооружений, разрушенных в советское время. Многие идеи были реализованы после 1991 года (в том числе, возрождение храма Христа Спасителя). Однако восстановление ряда зданий было осуществлено некорректно: увеличилась их этажность, появились мансарды.

    После распада СССР изменились положения о землепользовании: если раньше вся застройка осуществлялась за счет государства, то теперь любой гражданин мог приобрести в аренду землю под застройку с целью извлечения прибыли. Он самостоятельно решал, что, где и как строить, однако вопросы о сохранении исторической среды не ставились. Новые здания стали все чаще контрастировать с архитектурным окружением по масштабам, колористическому и пластическому решению фасадов, архитектурных деталей.

    Программа реконструкции района Остоженки, разработанная в 1989 году коллективом под руководством архитектора А. А. Скокана, базировалась на идее средового подхода. В статье «Проблемы средового подхода к проектированию» А. А. Скокан справедливо замечает, что воссоздаваемые объекты и многочисленные стилизации не несут в себе ценности. По мнению архитектора, огромное значение имеют подлинная историческая застройка и образ среды, создаваемый сооружениями. Главное — четкое понимание и однозначность законов и регламентаций, позволяющих определять «градостроительный и коммерческий потенциал территорий, предназначенных для реконструкции и нового строительства». Технико-экономические показатели объекта, высотность и «пятно» застройки, функциональные параметры должны определяться законодательно. Важно и еще одно значение нового «контекстуального» подхода: «Средовой подход — это питательная среда для нашей архитектуры, место, где все мы вспоминаем свои истоки, учимся чуткости и тонкости в обращении с хрупким окружением, но одновременно и трамплин, выводящий нас к новым достижениям. Тем обиднее, что он стал рассадником дурного вкуса и низкопробных штампов, удовлетворяющих лишь формальным требованиям ложно понятого историзма». Архитектор также предлагает дать дорогу новым лидерам, новым идеям, которые, «казалось бы, выходят за рамки общепризнанного, но несут в себе наше будущее».

    В 1989 году Бутиковский переулок представлял собой скромный уголок старой Москвы с характерным для нее малоэтажным разреженным старо-московским морфологическим типом застройки (первая половина XIX века) — с домами не выше трех этажей, разрывами между зданиями по линии застройки, плотностью застройки до 9000 м2/га, долей застройки 30%. Такой морфотип типичен для исторического района Бутиковского переулка — припойменной территории, оставшейся в стороне от мест концентрации городской активности и отставшей отхода урбанизации. Здесь есть и здания, возведенные по морфотипу традиционной разноэтажной застройки (вторая половинаXIX— начало XX века) — дома № 14-18 и соседний дом по Коробейникову переулку. Основные черты этого типа — соседство разноэтажных зданий в 3-5 этажей, отсутствие разрывов между домами (во двор можно пройти через арку), плотность застройки 12000-15000 м2/га, доля застройки 30-50%.

    За счет низкой этажности соотношение ширины и высоты переулка составляло приблизительно 2:1(сегодня до 2:3,5). Он казался довольно широким и просторным, низкая этажность позволяла любоваться куполами Зачатьевского монастыря. На углу пересечения с Молочным переулком была небольшая зеленая площадь.

    Первым этапом проектирования стал сбор и исследование материалов для анализа местности. Архитекторы изучали историю, топографию, состав и свойства почвы, зоны коммуникационной и функциональной активности, морфологическое зонирование, особенности историко-культурного облика среды, показатели плотности застройки. Планировалась модернизация на принципах средового подхода.

    Важной задачей было сохранение основной структуры улиц и межевания территории. Уличная сеть сформирована исторически естественным способом: от основной улицы — Остоженки — перпендикулярно шли спуски к реке, ставшие впоследствии переулками (Хилков, Турчанинов, Коробейников и другие). Переулки, параллельные главной улице и реке (Бутиковский, 3-й Обыденский) были границами домовладений, там пасся скот. Набережная была оформлена позднее (в советское время), ранее на нее выходили лишь зады построек. Какое-то время прибрежная территория использовалась для хранения стогов сена (отсюда название улицы Остоженка). Известно также, что вода часто выходила из своего русла, затапливая участки и уничтожая здания, — поэтому была слабо развита архитектура прибрежных территорий. Характерный рисунок Молочного переулка, идущего по диагонали между улицами, также мог быть сформирован только при отсутствии четкой застройки. На исходе XX века, следуя концепции «пористой» структуры района, появились несколько переулков и пешеходные маршруты» сквозь дворы. Бутиковскому переулку была отведена роль пешеходного дублера Пречистенской набережной, которая была неблагоустроенной (отсутствие зелени, пешеходных переходов и всего один тротуар) и не очень подходила для прогулки. Проектировщики предполагали сохранить зеленую площадь в переулке на углу с Молочным и два «световых кармана», через которые можно было бы пройти на набережную. Тем самым достигался эффект открытости пространства.

    Архитекторы стремились воссоздать разделение территории, характерное для дореволюционной Москвы. Каждый парцелл (участок) имел свои границы, правила пользования запрещали влиять на соседний участок: отводить туда воду, выводить окна на фасад, стоящий на границе, и так далее, но разрешалось на одном участке возводить любое количество зданий, принадлежавших одному владельцу. Бутиковский переулок имел границы с обязательными зелеными зонами.

    Планировалось сохранить основную исторически сложившуюся жилую структуру Бутиковского переулка, при этом радикально обновив его архитектурный облик. Здесь предполагалось селить простых граждан, и с функциональной точки зрения район Остоженки обладал практически всем «набором» современного города. Основной процент застройки по плану занимали жилые здания и прикрепленные к ним школы, детские сады, поликлиники. Значительную часть составляли деловые учреждения (офисы) и гостиницы. Большую роль отводили зданиям культуры, спорта и отдыха. Торговлю и обслуживание предполагалось разместить на первых этажах домов улицы Остоженка. На углу Бутиковского и 1-го Зачатьевского переулков было задумано создать целый комплекс предприятий торговли и обслуживания. А на месте бывшей фабрики Бутикова был спроектирован большой культурный центр (наподобие современного центра «Винзавод»). Офисные здания должны были расположиться в основном по Пречистенской набережной.

    Плотность застройки района была непосредственно связана с зонами коммуникационной активности. Наиболее плотно застроенными были участки, прилегающие к улице Остоженка и Пречистенской набережной. Разреженная городская ткань по проекту оставалась в центральной части, где расположены Зачатьевский монастырь, церковь Ильи Пророка с прилегающей территорией, бассейн «Чайка» и культурный центр. Такая структура помогла бы выявить доминанты района и сохранить больше пространства вокруг них. Участок Бутиковского переулка находился в зоне влияния Зачатьевского монастыря и культурного центра.

    Для проекта была специально составлена таблица с описанием проектируемых, сносимых, реконструируемых и реставрируемых зданий, с характеристикой будущей постройки по высотности, функции и приблизительной экспликации (например, возможность размещения в здании офиса или хлебного магазина). Таким образом, было выяснено, что все здания в Бутиковском переулке предназначены под жилые дома от двух до четырех этажей. На первых этажах некоторых из них планировалось разместить офисы, аптеки, кафе, пункты бытового обслуживания, изостудии.

    По замыслу архитекторов, планировалось оставить и при необходимости восстановить все ценные постройки, снести производственные, хозяйственные и складские сооружения, на месте которых спроектировать новые, отвечающие окружающей среде и морфологическому типу. Предполагалось не подвергать изменениям и облик типичных, не представляющих архитектурной ценности зданий. Возрождать старый образ следовало в новом качестве и на современном материале, сохраняя, с одной стороны, облик дореволюционной Москвы, с другой — создавая совершенно иную, современную среду.

    Проект предполагалось осуществить к 2000 году. Заказчиком выступало Хозяйственное Управление Совета Министров СССР. После распада Советского Союза реализация перешла от государственного хозяина в руки инвесторов и застройщиков, богатых владельцев. Воплощены были только две позиции замысла: сохранены структура улиц и межевание территории.

    Благодаря непосредственной близости территории к Кремлю, значительному количеству незастроенных площадок и, следовательно, возможности строить там большие комплексы район Остоженки называют «золотой милей». Она действительно входит в пятерку самых дорогих улиц мира. Главным критерием для нового строительства стали качество и красота архитектурного решения. Причем речь идет не о стилизованных под классику богато декорированных домах, а о современной европейской архитектуре.

    Ведущие специалисты архитектуры Москвы — бюро «Проект Меганом», архитектурное бюро «Остоженка» во главе с А. А. Скоканом, С. А. Скуратов,

    С. Б. Киселев и другие зодчие района Остоженки — стремились осуществить идеи средового подхода по принципу гармоничного взаимодействия старого и нового архитектурного окружения. Для облицовки новых домов использовались материалы, идентичные историческим зданиям. Прослеживается стремление избежать нагромождения массивных деталей в строениях, отказаться от архитектурных доминант и создать стилистически нейтральный облик новой застройки.

    Как было сказано выше, на сегодняшний день в Бутиковском переулке сохранилось всего одно старое здание — дом N° 18 на углу с Коробейниковым переулком, а фрагментарно — историческая застройка в продолжении Молочного переулка и в разрывах между домами № 1,3, 5 по Бутиковскому. Это дома из красного кирпича, создающие фон для современных зданий. Здесь включение в среду шло как раз по правилу «от нового к новому». Исключение — два симметрично расположенные массивные «донстроевские» дома, которые не соотносятся не только с историческим, но и с сегодняшним окружением. Архитекторы хотели сохранить замечательные виды на Зачатьевский монастырь с Бутиковского переулка, понизив э»гажность — по проекту на месте этих восьмиэтажных домов должны были построить двухэтажные.

    Структура улиц, предложенная проектом, позволила сохранить старую городскую ткань и историческую атмосферу, присущую району. К существующим переулкам были добавлены новые, скорректировавшие прежнюю пешеходную и транспортную сети района.

    Но есть и явные недостатки реализации этой части проекта: переулки не были расширены в соответствии с совершенно иным ритмом города и выросшая ввысь застройка визуально их сузила. Бутиковский переулок потерял много свободного пространства, облик его кардинально изменился.

    Переулок был задуман как пешеходный дублер Пречистенской набережной, однако эта функция не была осуществлена — в переулке нет явных доминант, ориентиров, привлекающих внимание. Виден ломаный фасад дома Crystall house, выступающего с Коробейникова переулка, и только за ним открывается архитектурное великолепие Бутиковского. Еще один объект, способный остановить на себе внимание, — Cooper house с ярким изумрудным фасадом, виднеющийся сквозь «окно» между зданиями застройки. Но эти небольшие акценты можно и не заметить. Кроме того, отсутствует прогулочная зона вдоль переулка, мало зелени.

    В проекте прозвучала идея возрождения повладельческого членения кварталов — разделения всей территории на отдельные участки. Закрепление за владельцем его участка — фундаментальное условие преемственности развития городской среды, возвращение к образцам московской застройки, ее планировочным и пространственным параметрам.

    Сохранилось деление четной стороны Бутиковского переулка и участка, выходящего с Коробейникова. Границы нечетной стороны сместились за счет здания Дон-Строя. Стараниями архитекторов удалось сохранить зеленую площадь на пересечении с Молочным переулком и пешеходный проход на Пречистенскую набережную (другой проход функционирует как «окно» — он загорожен застройкой второго плана). Соединение 1 -го Зачатьевского с Коробейниковым было разбито высоким домом, который нарушил гармоничную перспективу переулков.

    Современный район включает в себя как жилую, так и деловую зоны. Бутиковский переулок в большей степени жилой, как предполагалось в проекте, за исключением домов № 17, 14, 16, где разместились офисы. Однако запланированными ранее аптекой и изостудией пришлось пожертвовать из-за интересов застройщика. В переулке есть только небольшое кафе и бутик модной одежды. Не был возведен и культурный центр на месте старой фабрики — там построили многоэтажный жилой комплекс, перекрывающий вид на Храм Христа Спасителя со стороны Крымского моста. Невыгодным оказалось для застройщика и строительство школ и детских садов. По неофициальным данным, жилые дома заселены лишь на 20%, улицы — пустуют. Дорогие квартиры могут позволить себе немногие. Название переулка, связанное с фамилией владельца фабрики, в современном контексте воспринимается совсем иначе.

    Одной из особенностей старо-московской среды были дворы и пешеходные пути, по которым можно было пройти всю территорию, следуя собственной логике передвижения. К настоящему времени плотность застройки возросла в 2-2,5 раза, что существенно сократило зеленые пространства и количество дворов района. Многие проходы закрыты, в арках поставлены шлагбаумы или заборы с решеткой и замком, перекрывающие вход. Территория, которая должна принадлежать людям, закрыта для них.

    У переулка интересная структура. Пройти в него можно через пропилеи попарно расположенных зданий «Дон-Строя», далее через площадь открывается пространство Бутиковско-го и Молочного переулков и сразу же привлекает внимание главная доминанта — стеклянный фасад Cooper house, а в конце переулка виден его «младший брат» — Crystall house. По направлению движения к нему взору открываются другие интересные здания.

    «Молочный» дом (Молочный пер., 1; бюро «Проект Меганом», 2002 г.) — первый современный и самый высокий в переулке на момент строительства — задал общее направление архитектурного развития территории, во многом отвергнув принципы, заложенные в проекте реконструкции. Этот жилой дом можно легко принять за офисное здание — в облицовке использовано много стекла, а балконов или лоджий нет. Юрский камень и стекло — основные материалы облицовки — создают образ дорогого элитного дома, больше советского, нежели старомосковского. Во дворе частный жилой дом владельца участка. Зайти во двор прохожему не представляется возможным. «Молочный» дом возведен на месте старых малоэтажных построек, по проекту его высота не должна была превышать трех этажей, но по воле заказчика этажность была увеличена до пяти. Однако воспринимается он четырехэтажным — пятый возведен с отступом от общей стены фасада, что визуально уменьшает высоту строения. Здание находится на площади, украшающей облик переулка, добавляющей простора и зелени, однако ее функциональность не продумана: старые деревья загораживают великолепный фасад «Молочного» дома и скульптуры, скамеек нет, единственная дорожка никуда не ведет.

    Cooper house, «Дом-акцент» (Бути-ковский пер., 3; архитектор С. А. Скуратов, 2004 г.) — жилое здание, взявшее на себя роль доминанты переулка за счет яркого изумрудного цвета панелей облицовки и невероятной красоты пластики ломаного фасада из стекла, отражающего землю, соседние здания и небо. Хотя дом развернут к переулку торцевым фасадом, имеющим небольшую протяженность, он виден не только со всех точек переулка, но и с Пречистенской набережной. Шестиэтажное здание построено на месте четырехэтажного, то есть превышение по высоте незначительное — в 1,5 раза. Торцевое расположение Cooper house к линии застройки позволило сохранить пешеходный проход на набережную. Одна из сторон дома, обращенная к зданию Дон-Строя, практически глухая.

    С. А. Скуратов пояснил, что не хочет, чтобы жильцы его дома смотрели на дом Дон-Строя.

    «Дом-стена» (Бутиковский пер., 5; архитектор С. А. Скуратов, 2003 г.) стал противоположностью «Дому-акценту». Во-первых, по расположению — длинной стороной вдоль переулка, во-вторых, по скромности отделки, в которой преимущество было отдано нейтральным поверхностям. Кирпич, использованный на фасаде, перекликается с отделочными материалами ранних построек в Бутиковском переулке. Кроме того, в оформлении фасадов здесь использован тот же камень, что и в отделке «Молочного» дома, это связывает два здания, хотя «Дом-стена» на этаж выше. И снова использован принцип заглубления верхнего этажа по фасаду — поэтому с улицы дом выглядит пятиэтажным. Этажность и плотность застройки превышена в два раза по сравнению с проектным предложением бюро «Остоженка». Прослеживается попытка создать единую среду, но не воспроизводящую старую, а совершенно новую. Здание имеет единственный недостаток: оно слишком высокое для узкого переулка, что не позволяет увидеть и воспринять его целиком. Положительные моменты — наличие с обеих сторон открытых пространств и небольшого отступа от красной линии во фрагменте дома.

    «Пропилеи» (жилой комплекс «Новая Остоженка», Бутиковский пер., 1-2, и дом Дон-Строя, 2004 г.) — два здания, возведенные напротив друг друга, с практически одинаковыми фасадами, высокой этажностью (до 8 этажей при задуманных 2-3-х по проекту) и массивными корпусами. Расположенные в начале переулка, они напоминают парадный въезд — благодаря симметрично расположенным одинаковым элементам фасада. Материалы, использованные в отделке, поддерживают цветовую гамму «Молочного» дома, добавлен красно-кирпичный цвет, характерный для старой застройки переулка. По объемно-планировочному решению этот комплекс — один из наиболее удачных. Однако он не вполне вписывается в городской контекст и имеет свою специфику. По этажности «Пропилеи» превышают все окружающие здания, их массивные корпуса закрывают обзор, в том числе ансамбля Зачатьевского монастыря, и не соотносятся с архитектурным обликом соседних зданий.

    «Фоновая застройка» (Бутиковский пер., 12, 14-16, офисный центр; ОАО «Стройпроект», 2005 г.). Здания незаметны среди своих ярких соседей и позволяют сохранить задуманный морфологический тип — этажность, плотность и процент застройки оставлены неизменными. Дом № 12 в классическом стиле — единственное отреставрированное здание. Дома № 14-16 объединены общим фасадным решением, однако по фасаду четко читается их граница. Вместе с последней исторической постройкой в переулке (дом № 18) они завершают фронт застройки по четной стороне, где на углу с Коробейниковым переулком остался небольшой фрагмент зеленой территории. По проекту эти здания задумывались как жилые, но на стадии реализации были отданы под офисы.

    Crystall house (Коробейников пер., 1; бюро «Проект Меганом», 2006 г.), построенный на территории старой фабрики Бутикова, лаконичен и прост в своем архитектурном исполнении и напоминает решение «Молочного» дома. Но фрагмент фасада, выходящий в переулок, отличается динамикой и пластикой стеклянного здания Cooper house. Crystall house — это яркий завершающий штрих переулка, придающий ему дополнительное очарование. Его архитектурное решение интересно в сравнении со строением, расположенным в начале переулка, которое растворяется в новой среде, не привлекая к себе внимания.

    По проекту территорию фабрики должен был занимать новый культурный центр, сейчас же здесь находится жилой комплекс. Высота увеличена относительно проектного предложения всего на один этаж, то есть в 1,25 раза.

    Здание «Эфир» (Бутиковский пер., 15; бюро «Проект Меганом», 2008 г.) стало третьим в Бутиковском переулке проектом архитектурного бюро «Проект Меганом». По замыслу, этот дом должен был стать нейтральным звеном в разнообразной и яркой архитектуре. Используя стеклянные ламели в облицовке фасада, архитектор Ю. Э. Григорян пытался поддержать «игру» чередования стеклянных и глухих фасадов по нечетной стороне переулка. Строящееся по проекту А. А. Скокана соседнее здание тоже стеклянное, третье в этом ряду фасад Crystall house — и стеклянные объемы в конце переулка стали перегружать взгляд наблюдателя. В результате образовался островок, не связанный с другими зданиями. Высотность «Эфира» превышает проектную отметку в 2,5 раза. Плюсы этой постройки — расположение торцевого фасада по линии переулка, сохранение «окна» на Пречистенскую набережную и вида на Зачатьевский монастырь со стороны набережной.

    «Стеклянный угол» (Бутиковский пер., 17-19, новый корпус Международного банка; АБ «Остоженка») находится на стадии строительства. Здание, проектируемое архитекторами, создавшими первоначальный проект реконструкции района, не отвечает прежним условиям и задумкам, но вписывается в концепцию нового переулка — высотностью и современностью.

    Избранный главным принципом для проекта реконструкции территории Остоженки средовой подход во многом помог создать в этом районе уникальную для Москвы среду с современными качественными зданиями, поднявшими архитектуру города на новый уровень.

    Особенностью проекта стала его частичная реализация без проектного плана как документа. Новый заказчик стал действовать согласно своим предпочтениям, но некоторые замыслы удалось осуществить благодаря действиям самих архитекторов АБ «Остоженка» и их коллег. В конечном итоге были реализованы следующие позиции: сохранены структура улиц и межевание территории; создан современный облик переулка с помощью новых материалов; все виды проектных и строительных работ выполнены на высоком качественном уровне; сохранено функциональное строительство — жилая и деловая зоны; сохранены морфотипы, характерные для исторической Москвы в различных их комбинациях; частично реализована идея пешеходных путей и «окон» между переулками.

    Таким образом, Бутиковский переулок создает впечатление уголка современного европейского города с его качеством, структурой, роскошью отделки, лаконичностью форм и простотой решений, довольно смелых для Москвы. Формирование новой среды началось с трех, практически одновременно возведенных зданий — по проектам бюро «Проект Меганом» и С. А. Скуратова. Остальные здания попытались подхватить обозначенную тему. Бутиковский переулок — лучший пример гармоничного включения новой, современной архитектуры в исторически сложившуюся архитектурную среду.

    Литература:

    Материалы проекта реконструкции района «Остоженка». АБ «Остоженка», 1989.

    Скокан А. А. Проблемы средового подхода к современной московской архитектуре. //Архитектура и строительство Москвы. М., 2001. № 2, 3. Электронная версия.

    Кожаева Л. Б. Морфотипы московской застройки. //Архитектура и строительство Москвы. М. 2001. N2 5, 6. Электронная версия.

    Броновицкая А. Благие намерения: история средового подхода. // Проект «Россия». М., 2007. № 43. С. 60-72.

    Posted by admin @ 5:34 пп

Comments are closed.