Статистика:

Search

  • 09Апр

    Дипломные проекты однородны. Хотя и в них можно проследить определенную эволюцию. Основная площадка строительства нового учебного корпуса — внутриквартальная территория, ограниченная 2-м Неглинным переулком (бывш. Звонаревским), Трубной площадью и улицами Неглинной и Рождественкой. Планировочный прием прост — сохраняются и реконструируются расположенные по периметру квартала строения, сносятся дома, формирующие сейчас лабиринт дворов и проходов; и на их месте, в освободившийся участок, вчерчиваются границы будущего здания. И если Т. Княжинская предлагает свободно «плавающий» на этом участке квадрат, а Ю. Любецкая фиксирует его, совмещая с углом Рождественки и Трубной площади, то С. Злотников все же пытается «раздробить» образовавшуюся после сноса пустоту регулярными шахматными клетками новой системы дворов. Объемные решения еще более схожи. Уцелевшая после сноса периметральная застройка становится в прямом смысле опорно-декоративным элементом нового образа квартала.
    Практически каждый из этих проектов стремится радикально изменить функцию и масштаб древнего участка города, превращая его в своеобразную крепость архитектурных знаний, построенную по всем законам фортификационного искусства.

    Подобный результат можно было прогнозировать. Ведь до сих пор на защиту диплома выносится в первую очередь не гражданская позиция будущего архитектора, а та сумма знаний и навыков, которая была вложена в него за время обучения. Можно быть уверенным, что эти здания, построенные в Строгине или Лианозове, вписавшись в масштаб пустырей и проспектов, смогли бы стать ярким архитектурным акцентом в прямоугольном лапидарном мире новых жилых окраин. Но должен ли быть именно там новый корпус архитектурного института? Сомневаюсь.

    Еще одна любопытная деталь, характеризующая умение студентов творчески развивать некоторые идеи советского зодчества. Понятно их стремление «уравновесить» композицию Трубной площади, где безраздельное доминирование Дома политпросвещения (тоже уже своеобразный памятник истории) вдохновляет на качественно иное стилеобразование, которое, в свою очередь, призвано «затмить» уходящего в прошлое соперника. К сожалению, при этом не учитывается, что подобная борьба двух полярных титанов удивительно точно соотносится с теми методами борьбы, к которым призывали в аудиториях большого белого здания.

    Сохранив в своих проектах Рождественский монастырь практически без изменений (только у Ю. Любецкой в монастырском дворе неожиданно появляется московский вариант луврской пирамиды Пея), студенты продемонстрировали заложенное в них уважение к памятникам истории и архитектуры. Вертикальную композицию всего участка визуально (благодаря высокому рельефу) завершает силуэт колокольни, которая осталась доминировать над стихией новых форм.

    В последний раз посочувствуем прилежным студентам, вынужденным аккуратно перечерчивать множество деталей, оставшихся после сноса домов, и, наверное, поэтому искавших исторические цитаты постмодернизма где-то в чужих краях, и обратимся к более профессиональному проекту «Бригады А».

    В нем авторам удалось нащупать значительно более тонкие принципы внедрения крупного объема нового учебного корпуса во внутреннюю ткань все того же квартала. Сохранено большее число старых флигелей и построек, образующих живописную в плане композицию дворовых пространств. Найден более точный размер высоты здания, не превышающего в основном трехэтажные дома по Неглинной, которые, как театральный занавес, прикрывают ступенчатый строй крупных объемов.

    Эта работа в значительно большей степени сориентирована на сложившийся историко-архитектурный контекст; судя по тексту пояснительной записки, вслед за сносом «малоценной ветхой застройки, …реконструкцией и перестройкой промышленных зданий» авторы стремятся к «…сохранению масштаба и характера сложившихся внутренних дворов, а также системы пешеходных связей между ними».

    Posted by admin @ 11:42 дп

Comments are closed.