Статистика:

Search

  • 26Май

    Мы подошли к проходу между Боль­шой и Малой кенасами. Это простые пря­моугольные однозальные здания, крытые четырехскатной черепичной кровлей. Большая кенаса чуть выше Малой. Залы в обеих двусветные. Нижние окна в стрель­чатых нишах большие прямоугольные, верхние — маленькие, сами имеют стрель­чатые «восточные» очертания. Под дере­вянными карнизами идет невысокий плос­кий штукатурный фриз с арочным моти­вом тоже восточного характера. Между окон в стены обеих кенас вделаны плиты с молитвенными стихами. В центре прохода между кенасами находится столб-мону­мент, поставлен в 1854 г. в память посе­щения кенасы Александром I (1825 г.). Он профессионально исполнен в стиле клас­сицизма.

    За кенасами находится «дворик ожи­дания», где собирались перед богослуже­нием, где решались общинные вопросы. Дворик окружен стенами в виде глухой, то есть не имеющей проемов аркады на при­ставных колоннах. В образовавшихся ни­шах — резные плиты из белого мраморо- видного камня. Памятные надписи на них, выполненные на караимском языке древ­ним арамейским шрифтом, сообщают имена и деяния караимов, сделавших по­жертвования общине. Все плиты украшены рельефными венчаниями, а две из них — двуглавыми орлами. Одна плита, установ­ленная в 1842 г., знаменует указ Екатери­ны II (1795 г.) о гражданских правах караи­мов, другая отмечает память Симы Бобо- вича, первого гахама после присоедине­ния Крыма к России, умершего в 1855 г. Дворик вымощен плитами и украшен тре­льяжем на тонких чугунных колонках.

    Арочный мотив дворика ожидания продолжается на торцевой стене Малой кенасы и в галерее (остекленной, судя по рисунку переплетов, в начале XX в.), об­рамляющей с той же северной стороны Большую кенасу, к которой здесь примы­кает садик.

    Интересно отметить нарастание бо­гатства архитектурных деталей и пластики от ворот к дворику ожидания: от пилонов, разделявших арочные ниши, к аркадам на круглых колоннах; от капителей простой колоколообразной формы к капителям с угловыми волютками и накладным орна­ментом. Каждая деталь индивидуальна — плод свободной творческой фантазии мас­теров-резчиков по камню. Любопытна де­таль, не имеющая аналогий, к сожалению, исчезнувшая,— медные кольца, охватывав­шие колонки аркады под капителями.

    Деликатность, присущая каменным резным деталям, свойственна и элемен­там убранства, выполненным в металле: литые чугунные колонки трельяжа в дво­рике ожидания тончайшим образом про­филированы. Столь же изящными были по-видимому, и колонки шестигранной бе­седки, находившейся в садике, но теперь исчезнувшей. Осенью, в праздник урожая беседку украшали гирляндами плодов и винограда.

    Интерьер Большой кенасы был богато украшен: ковры, вышитые ткани, хрус­тальные люстры, серебряная утварь, све­тильники. Резной, поделенный на плафоны дубовый потолок был расписан. У южной, противоположной входу, стены стояли аналои с семисвечником и Ковчегом заве­тов, в нише хранились свитки Торы, свя­щенной книги караимов. В северной, бли­жайшей ко входу части помещения стояли скамьи для стариков и были устроены двухъярусные антресоли на разных дере­вянных стойках и арках13.

    Posted by admin @ 3:37 пп

Comments are closed.