Статистика:

Search

  • 10Май

    A. M. MOCTAKOB

    Вопросы организации жилого квартала ставились нередко и раньше. Имеется даже несколько издаий.  Решить квартального ансамбля возможно, лишь правильно применяя законы композиции, получившие наиболее совершенное выражение в классических произведениях прошлого. Обычно обращение наших архитекторов к классическому наследству в об’емном оформлении задания ограничивается простым копированием классических мотивов и деталей. Другое дело, жилой социалистический квартал, по содержанию не имеющий прецедентов в истории. Здесь простое копирование ни к чему не приводит. Здесь необходимо законы классики в части основ композиции, пропорций, масштабности, пространственной соразмерности, нахождения осей и т. д. применить в новых социалистических условиях.

    Проект планировки жилого массива в г. Херсоне

    Проект планировки жилого массива в г. Херсоне

    Следует отметить, что как раз за последний год в нашей архитектурно-планировочной практике уже начинает определяться правильная линия решения архитектурно-планировочной структуры квартала.

    Путь к этим последним решениям определялся в исканиях наших архитекторов-планировщиков, начиная с первых планировочных работ восстановительного периода. За годы 1924—1928 можно привести очень немногие практические примеры, главным образом, муниципального жилстроительства Москвы и Ленинграда (Шаболовка, Усачевка, Дангауэров-ка, Мытная, Нижняя Пресня и т. д,). Это были первые робкие шаги в деле освоения цельных жилых ансамблей.

    Творческие позиции этого этапа характеризуются следующими основными положениями.

    Организация кварталов не строилась еще на основе обобществления культурно-бытового обслуживания населения. Общественные элементы отсутствовали. Принципы социалистического квартала, определившиеся позднее, здесь нашли отражение лишь в системе застройки.

    Квартал, независимо от величины, являлся простым набором жилых зданий. Положительное значение этих первых опытов было, однако, огромно, потому что, в противовес стихийно складывавшейся замкнутой застройке домов-колодцев, здесь впервые был выдвинут принцип свободной застройки квартала отдельностоящими проветриваемыми зданиями с открытыми и большими пространствами дворов.

    Эти кварталы, однако, не получили своего архитектурного выражения. И это естественно. Отсутствие общественных элементов, следовательно, отсутствие композиционного общественного центра квартала, при большой его величине, неизбежно приводит к механическому сцеплению отдельных зданий. Увеличение границ квартала выдвинуло принципиально-новое положение — об ориентации здания по отношению к улице. Ясность этой ориентации утеряна, так как, помимо расстановки домов по улице, часть из них вынуждена была расположиться внутри квартала, т. е. оторванно от улицы.

    Проект застройки жилого массива в г. Херсоне

    Проект застройки жилого массива в г. Херсоне

    И все же на этом этапе архитектор еще считался с улицей и чтил периметральную застройку. Мы можем ясно читать по проектам Нижней Пресни, Дангауэровки, Дубровки основные оси, в’езды. Внутренние пространства не загромождены, а форма здания в виде так называемого «сапога» еще не напоминает коробку.

    Второй этап (1928—1931 гг.), совпадающий с годами напряженного индустриального строительства, был ознаменован широкой дискуссией о соцгородах, домах-коммунах, об урбанизации  и  дезурбанизации. Это
    был вместе с    тем и    период наибольшего влияния иностранного опыта и вторжения    в    нашу    практику    конструктивизма, как основного творческого метода.

    Если первый этап явился лишь начальной вехой на путях к социалистическому кварталу, то второй этап, на котором развернулись бои за социалистическую индустрию и соцгород, оказал  решающее влияние на творческую практику последующих этапов. В частности, он впервые раскрыл содержание социалистического квартала и его общественных элементов. Но, вместе с тем, он снизил роль архитектуры; последняя потеряла свое значение, так как преимущество было отдано организационным, утилитарным моментам. В силу этого квартал сводился скорее к графической иллюстрации социалистического задания, чем к архитектурной композиции. За основу здесь был взят первичный комплекс, энное количество раз повторявшийся в квартале.

    Архитектурно-пространственное решение сводилось к насаждению строчной застройки, в соответствии с которой квартал складывался из стандартных зданий одинаковой длины и высоты.

    Перенесенная с запада и основанная на санитарно-гигиенических и экономических предпосылках строчная застройка оставила немалый след в нашей практике. Ее характерная особенность — бездушная обезиченность и игнорирование интересов живого человека.

    Третий этап (1932—1934 гг.) может быть охарактеризован как некий трамплин для прыжка к совершенным композициям. После посвященного благоустройству городов выступления т. Л. М. Кагановича на пленуме ЦК в 1932 г. определился своеобразный перелом в направлении архитектурно-планировочных исканий и возврат к архитектуре.

    Наиболее типичным для проектов этого времени является комплексное сочетание приемов периметральной и строчной застройки. В проектах обычно весь квартал опоясывается сплошной периметральной застройкой, а внутри квартала сохраняется строчная система.

    Архитектор при этом наивно предполагал, что один только отказ от строчной застройки, как единственного принципа планировки квартала, и возврат к приемам периметральной застройки уже гарантирует должную высоту и принципиальность архитектурного решения. Нонечно, это оказалось чистейшим вздором. Достаточно взглянуть на некоторые проекты того времени, чтобы убедиться в шаткости, механичности композиционных приемов, в отсутствии ясной ориентации домов к транспортным путям, наконец, в игнорировании внутреннего пространства и композиционной увязки зданий общественного назначения с жилыми.

    Чем же характеризуется опыт последнего года нашей практики?

    Проект планировки жилого массива хлопчатобумажного гребенного комбината в Тифлисе

    Проект планировки жилого массива хлопчатобумажного гребенного комбината в Тифлисе

    Прежде всего, следует отметить, что сейчас в связи с постановлением партии и правительства о реконструкции Москвы уточнились многие критерии организационного и творческого порядка. Партия указала ясный путь, по которому нужно следовать.

    Рассмотрим несколько примеров из практики последнего времени и проследим, правильно ли они отражают указания правительства и партии, которые, выдвигая на первый план заботу о человеке, дают
    все возможности для создания подлинных шедевров архитектуры.

    Из двух типов населенных мест, поселкового и городского, наиболее типичен последний. Квартал рассматривается не как изолированная единица, а как часть общегородской системы. Эту единицу можно рассматривать и как систему жилых комплексов и как систему небольших кварталов, со всех сторон окруженных основными магистралями транспортного значения. В последнем случае форма и величина всего массива целиком подчинены сетке города, и в зависимости от транспортных условий весь массив может получить самые неожиданные очертания. Здесь необходимо исходить из предварительного замысла магистрали и затем переходить к кварталам.

    Другое дело, если взять отдельный комплекс или квартал такого массива. Он устанавливается в результате свободной планировки внутри этого массива, и его величина или форма подчинены исключительно архитектурным условиям.

    Нельзя декларировать одну какую-либо величину квартала. Она может меняться в зависимости от типа города и от архитектурной композиции. Можно решить квартал в 5 га и в 15 га. Весь вопрос лишь в системе планировки. Несомненно одно, что малые кварталы не будут иметь своего композиционного центра.

    Они будут решаться сами по себе, нейтрально, причем несколько таких кварталов будут группироваться вокруг организуемого для них специального общественного центра. Кварталы большого об’ема, наоборот, и в этом их отличие, будут трактоваться как значительные ансамблевые единицы со своим композиционным центром.

    Какое значение в обоих случаях получают общественный центр, композиционная ось и т. д.? Речь идет о наилучшем оформлении социалистического содержания квартала. Помимо жилых домов оно определяется в зависимости от размещения детских учреждений, столовых, школ, магазинов и т. д. Постановление о генеральном плане реконструкции Москвы ясно говорит, что последние должны обслуживать не отдельные дома, а размещаться в центре ряда кварталов.

    Когда мы говорим, что малые кварталы будут группироваться вокруг общественного центра, то имеем в виду центр, где будут располагаться площадки физкультуры, Школы, столовые и куда могут быть ориентированы детские учреждения. Общественный центр будет зажат между кварталами, и его основное отличие от этих кварталов будет заключаться в том, что в то время как каждый из них хотя бы одной стороной выходит на магистраль, общественный — со всех сторон будет окружен лишь жилыми улицами.

    Структура квартала большой емкости может строиться по такому же принципу, с той лишь разницей, что роль малых кварталов во втором случае будут выполнять небольшие жилые комплексы, а роль жилых улиц — внутриквартальные дороги, окружающие эти комплексы. И в этом случае может быть выделено центральное пространство для общественных элементов квартала.

    Проект застройки общественного центра в жилом массиве хлопчатобумажного гребенного комбината в Тифлисе

    Проект застройки общественного центра в жилом массиве хлопчатобумажного гребенного комбината в Тифлисе

    Каким же архитектурно-пространственным условиям должны удовлетворять обе указанные системы? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, разберем несколько характерных примеров из нашей проектной практики.

    Вот два квартала по Нижнему Тагилу. Один решен в соответствии с установками 1934 года (квартал № 5), другой (квартал № 8) уже основан на последних планировочных исканиях. Имея по 18 га каждый, они решаются в разных композиционных приемах. В каждом из них размещается по 6000 чел. населения, по семи детских учреждений, по две столовых, по одной школе, физкультурному комплексу и т. д. И все же структура их разная.

    Квартал № 5 трактует отдельные жилые дома как отрезки разной величины и формы. Комбинируясь в группы, эти отрезки получают в зависимости от реализации свое место или по периметру квартала или внутри его. Несколько таких отрезков составляют комплекс, величина которого устанавливалась в зависимости от обслуживающих его детских учреждений. Место этих учреждений устанавливалось в полной связи с этим комплексом, точнее говоря, внутри его. Школа и физкультурный комплекс занимают здесь самостоятельное положение, и притом— центральное. Комплексы отделены внутриквартальными проездами, из которых один составляет ось композиции и главный в’езд квартала.

    Структурная организация квартала № 8 по сравнению с кварталом № 5 такова: жилые дома решаются не как отдельные отрезки, а как целые об’емы. Вместо 25 жилых домов в квартале № 5, квартал № 8 при той же величине имеет их лишь семь, расположенных по периметру. В отличие от квартала № 5 детские учреждения здесь располагаются на самостоятельных участках, во второй— от жилья к центру — зоне. Занимая угловое положение по отношению к двум магистралям, квартал имеет две оси, из которых одна подчеркивается полукруглой формой здания и ориентируется на столовую и клуб, как на центр композиции всего квартала.

    Вторая ось подчеркивается восьмигранником и ориентируется на школу. Расстояние между школьным и физкультурным комбинатами (примерно 30—50 м) заполнено об’емной зеленью, которая вместе с малыми формами архитектуры служит здесь связующим средством. Внутриквартальные дороги сознательно сбиты и не являются прямыми, что отличает их от междуквартальных жилых улиц транзитного значения. Все комбинаты имеют такую организацию осей, благодаря которой можно легко перейти из одного комбината в другой, причем всюду, в виду разной их формы, создается смена зрительного впечатления.

    В квартале № 5 чрезвычайно выражено вклинивание об’емов пространств одной функции в пространство другой. Проект располагает к тому же детские учреждения во дворах жилого комплекса. Смешение этих об’емов и пространств нельзя признать удачным по многим причинам. Наличие внутри двора (в большинстве случаев довольно ограниченного по своим размерам) об’ема, чуждого этому пространству по форме, нарушает чистоту восприятия пространства. Такое решение нецелесообразно и с функциональной точки зрения, потому что взрослое население лишается возможности получить в пределах своего жилья место для отдыха, захваченное детским учреждением. Совершенно бесспорно, что квартал № 8, в котором об’емы децентрализованы и сохранена чистота пространства, решен более правильно. Здесь четкое и архитектурно-выразительное пространственное решение дает возможность создать дворовый интерьер.
    Наконец, включение детского учреждения во двор жилого дома противоречит указаниям плана реконструкции Москвы, в котором говорится о необходимости вывода таких учреждений из центрального ряда кварталов. Детские учреждения должны занимать свои собственные участки так же, как и жилые дома, т. е. не внутри последних, а между ними.

    Проект застройки квартала № 8 в Нижнем Тагиле

    Проект застройки квартала № 8 в Нижнем Тагиле

    Выбор раскрытых, проветриваемых полностью пространств, как в квартале N° 5, или полузамкнутых, а иногда совершенно замкнутых, как в квартале № 8, конечно, зачастую предопределяется климатическими условиями. Они могут иногда диктовать замкнутость, как обязательный прием. Но даже независимо от этого, этот прием можно принять и для других районов. В чем дефекты открытой застройки? Закоулки, лабиринты, часто необоснованные разрывы, продуваемость, шум — все это не создает условий отдыха и уюта.

    Преимущества архитектурно-законченного, организованного, замкнутого пространства, которое имеет свои масштабы и не может быть произвольным и неограниченным, выступают особенно ясно, если учесть, что в жилых кварталах следует создавать условия пассивного, а не активного отдыха. Последний имеет место на общеквартальной площадке и в парке.

    Однако и в квартале Ns 8 приемы замкнутой композиции господствуют не повсюду. Между комплексами создаются большие свободные разрывы, заполненные зеленью. Они служат как бы защитной зоной для жилого комплекса. Самые комплексы хотя и строятся как замкнутые, однако прорезаются огромным количеством арок, иногда с большими разрывами, делающими их проветриваемыми и совершенно доступными со всех сторон. Размеры дворов доходят до 80—100 и больше метров (больше четырех высот).

    Но этим не ограничиваются преимущества такой системы. Пожалуй, одно из самых больших преимуществ квартала Ns 8 заключается в об’емной выраженности зданий. Торцов нет. В перспективе всегда две стороны. Между тем квартал № 5, несмотря на его периметральное решение, благодаря трактовке домов, обращает к улице только фасадную плоскость коробок. Зритель получает о домах представление как о нарезанных ломтями частях, выступающих в явно уродливом отношении длины к ширине (чаще всего 100 м к 11 м). Нечего и говорить о том, что такие куски не могут получить об’емно-ориентирующего выражения.

    В квартале № 8 целесообразно разрешается и проблема дворовой архитектуры. Противоречие между парадным — главным и второстепенным дворовым фасадами, характерное для жилой структуры старого города, сохраняется и в кварталах подобных кварталу N°. 5. Даже такой большой мастер, как акад. Жолтовский, вынужден был своему дому на Моховой придать главный, весьма насыщенный, и дворовый, крайне невыразительный, фасады. Единство внутренней, дворовой архитектуры возможно лишь в условиях квартала типа Ns 8, жилые комплексы которого построены в плане цельной композиции и неразрушенного внутреннего пространства.

    Большим недостатком системы квартала № 5 являются трудности практического порядка. Неограниченное число корпусов и расстановка их без определенной системы затрудняют возможность строительства квартала очередями в виде законченных элементов. Квартал Ns 5 может быть озеленен, например, лишь после возведения всех его элементов. При системе квартала N° 8 возможно вводить все элементы благоустройства раздельно по каждой очереди строительства. Этому содействует структура квартала, состоящего из законченных по композиции жилых массивов.

    Если принять во внимание, что обычно строительство большого квартала растягивается на значительный период и вселение в него трудящихся происходит по мере готовности, то легко понять ощущение живущих в обстановке незаконченной, утопающей в лесах стройки, со всеми вытекающими отсюда последствиями гигиенического порядка.

    Проект застройки квартала № 5 в Нижнем Тагиле

    Проект застройки квартала № 5 в Нижнем Тагиле

    Методы композиции квартала Ns 8 дают возможность четко разграничить обслуживание и систему управления, что способствует иЗжИ-ванию обезлички в домовом хозяйствовании, в то время как в квартале N°. 5 трудно даже сказать, кто за что может отвечать — так нечетко разграничены отдельные элементы композиции.

    И, наконец, коренное отличие обеих систем в подходе к оформлению квартала. В первом случае без-конечный периметр и стремление создать перевязанную цепь зданий, естественно, обязывают к использованию единого архитектурного мотива на всем протяжении квартала и независимо от пересекающих этот квартал улиц.

    В квартале № 8 принцип завершенности каждого комплекса допускает свободу трактовки отдельных частей квартала. Расставленные с большими интервалами, в зелени, они могут решаться по разному, как в отношении структуры здания, так и по выбранному мотиву. Преимущества здесь в том, что один большой квартал или жилой массив не связан с одним автором и может быть решен разными авторами в разное время без опасения, что от этого нарушится единство или цельность архитектурного оформления.

    Такие массивы и цельные об’емы самой разнообразной формы могут быть между собой связаны малыми архитектурными средствами и зеленью, которые составляют неот’ем-лемую часть единой композиции ансамбля. Последний прием является, пожалуй, наиболее отличительной чертой новых принципов планировки, поскольку он в значительной мере отражается на структурной организации магистрали и улицы: в первом случае (квартал N°. 5) улица решалась в виде единого периметрального ряда, во втором (квартал № 8) — в виде самостоятельных об’емов типа свободной застройки.

    Но в практике могут быть и смешанные случаи (напр. в Тифлисе и Херсоне), когда квартал организуется по отношению к улице в соответствии с приемами, применяемыми в квартале № 5, внутреняя же его организация отвечает приемам построения квартала Ns 8. Такой вариант в известных условиях вполне целесообразен. Он сохраняет положительные черты внутренней организации квартала, т. е. четкость, заботу о пространстве и т. д. Но он использует имеющий все права на существование принцип оформления магистрали периметрального типа.

    Иллюстрации по Тифлису и Красноярску, решенные по этому принципу, вместе с тем, характеризуют групповую застройку. В отличие от кварталов Тагила, мы имеем здесь сумму небольших кварталов, организуемых вокруг своего центра. В Красноярске этот центр выражается в виде удлиненной ленты зелени, на которую ориентированы физкультурные площадки, столовые и детские учреждения. Вокруг ленты — жилые кварталы. Нетрудно видеть, что лента, вместе с тем, является композиционной осью застройки.

    В Тифлисе этот центр выражается в виде небольшого квартала зелени, на который ориентированы -луб-столовая, физкультура. Детские здания остались внутри кварталов. Несмотря на это, они не нарушают
    цельности организованных пространств, так как сгруппированы между жилыми комплексами, а не внутри их. Следует отметить, что общественный центр в застройке по Тифлису оттянут одной стороной от набережной транзитного характера. Но это оказалось неизбежным в целях достижения правильно взятой ориентации на реку Куру.

    Проект застройки жилого массива в Красноярске

    Проект застройки жилого массива в Красноярске

    Таким образом, мы можем констатировать, что все прилагаемые проекты неплохо решают архитектурную композицию. Во всех случаях:

    1)    Выявлен общественный центр (форум), являющийся местом сосредоточения основных культурно-бытовых сооружений. Этот центр всегда совпадает с основной композиционной осью и выявляется в виде подчеркнутого по величине и форме пространства.

    2)    Внесена ясная и четкая дифе-ренциация пространства разных функций. Детские учреждения получили свои участки и не вклиниваются своими об’емами в пространство жилья, благодаря чему последнее не разрушено и четко воспринимается.

    3)    Открывается возможность полноценного решения дворовой архитектуры.

    4)    Квартальные об’екты изменились по форме. Коробки, отдельные отрезки фасадного фронта уступили место об’емным по форме сооружениям. По-новому, в связи с этим, встал вопрос о входах в дома, об архитектуре цельных единиц города, а не разрозненных его кусков. Наконец, впервые архитектура малых форм и зелени получает значение связующих ансамбли элементов единого замысла.

    Posted by admin @ 5:38 пп

Comments are closed.