Статистика:

Search

  • 26Май

    «Давным давно в далеком маленьком королевстве на окраине большой страны жил король. Он был молод и храбр, у не­го были друзья, его любили подданные. И было предсказано ему стать королем всей страны, и правление это должно бы­ло сделать страну счастливой и процве­тающей. Долго ждал король своего часа. И вот, через девятнадцать лет, победите­лем нескольких битв он въехал в свою но­вую столицу. И горожане оказали торже­ственный прием королю, обещавшему им мир и благоденствие. Не всем высыпав­шим на улицы встретить его было видно лицо короля, но даже из последних рядов толпы, даже с балкона самого дальнего дома были заметны гордый белый султан на шлеме и белая перевязь на кирасе, по которым его всегда узнавали в сраже­нии».

    Так может начаться сказка. Но так на­чалась история. Одним осенним днем 1593 г. То есть началась она намного рань­ше — и для города, и для короля. Но до то­го дня пути короля Наварры Генриха и ис­тория города Парижа шли параллельно. И никогда бы им не пересечься, если бы у предыдущего короля был наследник…

    На улицах современного Парижа — столицы республики Франция — вы не най­дете памятника этому королю, последне­му из династии Валуа, Генриху III. Только Генрих IV Бурбон, король Франции и На­варры, победоносно восседает на своем бронзовом коне на Новом Мосту, одном из самых старых в Париже.

    Каким был тот город до того, как в него вошел новый король? Окруженный крепостной стеной с высокими башнями, он производил впечатление негостеприим­ного дома, дома-крепости, готового за­щищаться. Каким король захотел сделать его? — Городом, который умеет не только защищаться, но и принимать гостей. От­крытым домом. Новое время — короткое и равное целой эпохе время короля Ген­риха — будет символом надежд, свежего воздуха, который влетает в старый дом через распахнутые окна. Теперь Па­риж — огромный (по европейским поня­тиям), современный и, главное, туристи­ческий город. Он не похож на тот, конца XVI в. Давно нет крепостных стен и устремляющихся в небо башен старого дома. Современный Париж — абсолютно открытый город-мир, в который так же просто войти, как и выйти из него, в кото­ром вместо струй свежего воздуха просто гуляет ветер. Здесь вас не встретит ра­душный хозяин, здесь вы с ним на равных правах. Перед туристами, как в калейдо­скопе, сменяют друг друга Собор Париж­ской Богоматери (Нотр-Дам де Пари), Триумфальная Арка, Лувр, Пантеон, Дво­рец Инвалидов. Как их собрать в одно це­лое, как заново обжить эту «лавку древ­ностей»? Можно купить и надеть значок в форме Эйфелевой Башни, можно сфото­графироваться у стеклянной пирамиды но­вого Лувра и потом показывать фотогра­фии: «Это — Париж, а вот я в Париже…» Но нельзя завоевать Париж так, как сде­лал это в тот далекий 1593 г. бывший гуге­нот король Наварры, сказавший себе: «Pa­ris vaut bien une messe» («Париж стоит мессы»). Можно взять приступом кре­пость, занять дом, но нельзя завоевать то, что развеяно по ветру современной циви­лизации и принадлежит одинаково всем. И все-таки есть в современном Париже несколько мест, над которыми витает дух прошлого, которые, не являясь престиж­ными объектами паломничества туристов, просто связывают прошлое с настоящим.

    Posted by admin @ 7:16 пп

Comments are closed.