Статистика:

Search

  • 26Май

    Это мону­ментальное сооружение было весьма за­мечательным изобретением фламандско­го мастера Линтнаера. На фонтане была изображена библейская Самаритянка (по- французски — Самаритэн), наливающая воду Христу и давшая имя всему сооруже­нию. Наверху были расположены башенные часы с боем, которые помимо време­ни показывали движения светил, месяцы и двенадцать знаков зодиака, а также ис­полняли различные мелодии. Самаритянка была очень популярным «персонажем», действующим лицом повседневной город­ской жизни, настолько популярным, что существовала даже пословица «быть точ­ным, как Самаритянка».

    Париж, Новый Мост, Генрих IV связа­ны не только в пространстве и во времени. Параллельно физическому миру суще­ствует другой — мир образов, сложных ас­социаций, мистических связей, опутавший всю историю Франции и не раз касающий­ся этого великого и странного триедин­ства: Париж, Новый Мост, Генрих IV. Странным образом получилось так, что Новый Мост был построен примерно на том месте старого Парижа, откуда в 1314 г. в царствование Филиппа Красивого было послано страшное проклятие коро­левскому дому горящим на медленном огне Великим Магистром Ордена Там­плиеров Жаком де Молэ. У М. Волошина в его статье «Пророки и мстители. Пред­вестия великой революции» этот истори­ческий факт дан как чудовищное в своей неизбежности и потрясающее своей ло­гичностью обоснование Французской ре­волюции. Но мистический мир существует параллельно миру реальному и не счи­тается с его физическими условиями. Жак де Молэ был казнен не «на том самом месте Pont-Neuf, где теперь стоит статуя Генриха IV», как пишет Волошин, а на островке, который был присоединен к Си­те перед закладкой моста. Проклятие Ве­ликого Магистра распространялось только на королей царствовавшего тогда дома Капетингов и наследовавших им Валуа. Можно ли считать, что став королем и приняв от Валуа недостроенный мост на проклятом месте, Генрих IV Бурбон пере­нес на себя и на весь свой род Бурбонов проклятие уничтоженных тамплиеров?

    За свои или за чужие грехи, но запла­тил сполна и не только при жизни Великий Генрих, король-рыцарь, король-реформа- тор, заплатил весь королевский дом, за­платило все дворянство, заплатила вся Франция. Заплатила уничтоженными, ос­кверненными церквями, изуродованными дворцами, разрушенными памятниками. Настоящим горем явилась для французов тогда смерть их короля Генриха, смерть короля-урбаниста, любившего Париж, как немногие короли Франции, и украшавше­го его, как украшает и реставрирует сын старый замок своего отца, готовя прочный дом для своих потомков на века. Какой ве­ликой могла бы стать Франция задолго до Людовика XIV, еще в правление его деда, намеревавшегося создать в Европе нечто вроде содружества наций. Может быть, тогда обошлось бы без революции…

    Реставрация не дала Франции лишить­ся своей истории. Связь времен была вос­становлена, и мы можем наблюдать, как в центре современного Парижа стоит на своем законном месте на Новом Мосту король-реформатор. Он смотрит на свой город, здесь все принадлежит ему. Здесь его дом. Напротив короля в витрине та­верны «Генрих IV» стоят его любимые ви­на. Нет, мы не в средневековом Париже, и перед нами просто современный ресто­ранчик, с улыбкой платящий дань памяти и уважения королю Генриху.

    Posted by admin @ 7:17 пп

Comments are closed.