Статистика:

Search

  • 19Фев

    VIII пленум правления Союза архитекторов России проходил как никогда бурно. 148 архитекторов из 87 местных организаций собрались в Воронеже, чтобы обсудить вопросы своей творческой деятельности, определить планы на завтра. Повестка включала обсуждение крупнейших документов: «Проекта закона об архитектуре в СССР и РСФСР», «Проекта Устава Союза архитекторов РСФСР», проектов «Положений о персональной творческой мастерской», «О творческой архитектурно-проектной мастерской «Архпроект», «Об организа­циях СА РСФСР в республиках, автономных республиках, краях, областях и горо­дах». Острая дискуссия развернулась вокруг экономических вопросов, с кото­рыми архитекторы столкнулись в пору приближения рыночных отношений.

    С просьбой прокомментировать итоги пленума и рассказать о сегодняшней деятельности творческого союза наш корреспондент Марина Бессмертная обратилась к председателю правления СА РСФСР академику Александру РОЧЕГОВУ.

    —  На пленуме обсуждались раз­ные проблемы. Но все они в итоге сво­дились к одной: для чего нужен твор­ческий союз? А если нужен, то каким ему быть?

    —  Главная цель нашей организации — создание наилучших условий для творче­ской, профессиональной деятельности архитектора. Отсюда выделяются и основ­ные направления: законотворческая дея­тельность, развитие производственных структур, совершенствование самого союза.

    Во всех цивилизованных странах про­фессия архитектора определена законода­тельно. Мы тоже стремимся к этому. Готова первая редакция закона об архи­тектуре. Его готовили временные творче­ские коллективы правления СА СССР, СА РСФСР и Министерства юстиции РСФСР. Конечно, в документе есть отдельные недостатки, его надо дорабатывать. Но закон родился. Сейчас мы передаем его в творческие комиссии СА РСФСР и Вер­ховного Совета республики. Там должны привыкать к мысли, что принятие такого закона —необходимость и «неотврати­мость». Хотя придется преодолеть преду­беждение многих.

    Другой вопрос, которым мы давно занимаемся, это подготовка документа о переходе на гонорарную оплату труда для архитектора. Нам совместно с Госстроем республики удалось ввести такую систему оплаты труда по стадии «эскизный проект». Россия — единственная республика стра­ны, где утверждено такое право. Сейчас в В/О «Архпроект» подготовлен документ по переходу на гонорарную оплату труда архитекторов и других проектировщиков по всем стадиям проектирования. Гоно­рар определен в процентах от стоимости строительно-монтажных работ. Это важ­нейшая проблема, но решить ее очень непросто. Архитекторы, честно говоря, не очень верят в реальные изменения в области оценок их творческого труда.

    -  Среди архитекторов давно уже раздаются голоса о необходимости создания своего профсоюза, который бы взял на себя защиту зодчего, в том числе и социальную. Может ли сам Союз архитекторов России стать профсоюзом?

    —  Думаю, что говорить о профсоюзе преждевременно. Ведь союз наш по сути нищ. Мы не можем создать своего пен­сионного фонда. У нас нет достаточного количества домов творчества. Кроме того, нас мало, в российском союзе всего 11 тысяч архитекторов.

    Каков же выход? Я вижу его в укре­плении самого союза, развитии всех видов производственной деятельности. Тогда у нас будут и средства, и возмож­ности, и мы сможем обеспечить и моло­дость, и зрелость, и старость любому архитектору.

    А что касается домов творчества, то просто надо ездить по России, выбирать площадки для творческих дач, наращивать мощности и строить, строить, строить. Мы это делаем сегодня и будем продолжать завтра. Уже есть первые наметки по строительству на Байкале, в Алтайском крае, на Каспийском и Черном морях. Возможно, дом творчества появится под Вязьмой.

    —  На пленуме обсуждались пер­спективы развития различных форм проектной деятельности. Ваша пози­ция?

    —  Я думаю, что будущее за персо­нальными творческими мастерскими. Они станут преобладающей формой творче­ской проектной деятельности. И тогда наш союз станет организацией, объединяющей архитекторов, работающих приватно. Это наша стратегия.

    Сегодня мы поддерживаем и другие формы проектной деятельности, скажем, «Архпроект», где профессионал может реализовать себя в свободное от основ­ной работы время. Есть оппоненты, кото­рые упрекают нас в чрезмерном увлече­нии вопросами творческой производ­ственной деятельности. Но я вижу в этом путь к дальнейшей демонополизации про­ектного дела в стране, путь к «освобожде­нию» архитектора.

    Тогда гораздо серьезнее встанет вопрос с лицензированием. Мы получили право на лицензирование персональных творческих мастерских. Претендент пока­зывает свои работы аттестационной комиссии. Она в свою очередь, полагаясь на мнение и авторитет местной организа­ции, которая рекомендовала архитектора, оценивает его работы и выдает или не выдает лицензию. Это, согласитесь, очень мягкая форма. За рубежом лицензирова­ние связано с серьезными экзаменами, клаузурой и крупным денежным взносом.

    В будущем, по моему мнению, права союза должны быть расширены в области лицензирования: через комиссию пройдут все те, кто занимается архитектурно-проектной практикой приватно или в коопера­ции. Сейчас у нас в стране в этом деле полный хаос. По данным Госкомархитектуры, в системе госсектора работает 45— 50 тысяч архитекторов. И более 1 00 тысяч человек занимается архитектурным про­ектированием в системе кооперации абсолютно бесконтрольно. Мы планируем обратиться в Верховный Совет с про­сьбой внести в закон о кооперации поправку, где говорилось бы о необходи­мости лицензирования специалистов, занимающихся проектным делом в области градостроительства и архитек­туры.

    Posted by admin @ 3:24 пп

Comments are closed.