Статистика:

Search

  • 09Апр

    Так уж сложилось, что архитектурное творчество сегодня принято рассматривать в двух аспектах. Первый — проектирование концептуальное, «бумажная» архитектура, в которой свобода самовыражения не ограничена ничем, кроме авторской фантазии; второй — реальная проектная деятельность, скованная бесчисленными регламентациями, нормативами, убогими возможностями строительной индустрии. Очевидно, что каждое из этих направлений обладает как своими плюсами, так и минусами. Практики вынуждены втискивать собственные творческие концепции в прокрустово ложе индустриальных схем; «бумажники» же лишены тех возможностей реализации творческих находок, которые и делают архитектуру искусством не только отражающим окружающий нас мир, но и созидающим его.

    Однако в жизни каждого архитектора был период, когда потери эти нас еще не касались, когда компромисс между «реальностью» и «концептуальностью» был одним из основных правил предложенной архитектурной игры. Дипломное проектирование, а я имею в виду именно его, по форме приближено к обычной проектной практике, но не обладает и десятой долей ограничений, которыми вынужден руководствоваться практикующий в нашей стране архитектор. В отсутствие конкретного заказчика корректировка исходного проектного задания является неотъемлемой частью собственно творческого процесса. Именно поэтому, на мой взгляд, в такой работе, находящейся на стыке реальности и архитектурного мифа, особенно отчетливо проявляются те идеи и тенденции, которые определяют или будут определять профессиональное сознание архитекторов новой генерации.

    Исходя из этого, интерес для критика могут представлять дипломные проекты любого жанра, но нет для архитектора задачи престижнее, чем создание Театра — идеализированной модели окружающего нас мира, памятника своему времени и, в известной степени, своему автору. Последние дипломные проекты выпускников МАрхИ, посвященные проектированию театральных комплексов для Москвы, и составляют предмет настоящей статьи.

    Формирование традиций театрального зодчества — процесс длительный и неоднозначный. В каждом из крупных городов мира он обладает своими особенностями. Поэтому так не схожи между собой театры Лондона и Парижа, Ленинграда и Нью-Йорка. Классицистические принципы построения театральных ансамблей были свойственны большинству русских городов. Площади Искусств, Театральная, Островского в Ленинграде — наиболее яркие примеры геометрически правильных, «парадных» решений архитектуры зрелого классицизма.

    Москва в этом ряду занимает особое место. Театры ее — как правило, перестроенные в разное время городские усадьбы, пассажи, варьете. Исторически сложившийся тип московского театра далек от образа здания — доминанты, здания—монумента. Для него, скорее, характерны камерность и неброскость; важно соответствие сложившемуся масштабу среды и контексту окружения. Отсюда и «неприживаемость» театров на периферии города. В свое время переселение театра им. Моссовета в новое здание на пл. Журавлева привело к катастрофическому снижению его популярности; аналогичные трудности испытывает и театр Советской Армии; весьма проблематично будущее Областного драматического театра в Кузьминках.

    Переоценка ценностей, происшедшая в советской архитектуре последнего десятилетия, и бурное развитие студийного театрального движения вызвали к жизни утраченные или забытые формы проектирования и строительства зрелищных зданий. Театр мыслится локальным образованием, «вживляемым» в сложившуюся среду. Таковы проекты последних лет: новое здание Малого театра на Трубной площади; реконструкция театра им. Ермоловой; театрально-культурный комплекс во Вспольном переулке.

    Но здесь есть и негативная сторона. Скрытые в рядовой застройке театральные здания практически выключены из процессов городской жизнедеятельности.
    Обладая колоссальным историко-культурным, информативным, просветительским потенциалом, театр в том виде, в котором существует сегодня, не в состоянии реализовать его в полной мере. С утратой части своих залов уже не воспринимается как театральная некогда очень популярная пл. Маяковского. Менее заметные, но отнюдь не менее разрушительные перемены коснулись и главной Театральной площади столицы. Семьдесят лет назад изменилось ее название, а сегодня и сам Большой для большинства из нас, долгие годы не имеющих возможности туда попасть, не более чем монумент, символ прекрасного, манящего, но, увы, сугубо элитарного искусства.

    Posted by admin @ 12:13 пп

Comments are closed.