Статистика:

Search

  • 21Фев

    В ней продумано все: небольшая площадка перед входом для инвалидной коляски; отсутствие порогов; специальное устройство удобной низкой ванны, расположенной рядом со спальней инвалида; спальни других членов семьи — на втором этаже квартиры. Кстати, если традиционно в Англии лифты предусматриваются выше четвертого этажа, то сейчас в расчете на инвалидов их начинают устраивать уже выше второго этажа.

    При знакомстве с интерьерами этой и других квартир мы заметили такой штрих: обстановка новых квартир не была заказана по ультрамодным каталогам, как представляют себе многие у нас. Как и в наших рядовых семьях, это была разнохарактерная мебель, привезенная в новую квартиру из старого жилища.

    Нам трудно говорить обо всей Англии, но по тому, что формировало наши впечатления,— по панорамам за окнами поездов, автобусов и машин, по прогулкам в тех городах, где мы были, можно с уверенностью говорить о двухэтажной Англии. Конечно, есть жилые дома и в шесть, и в семь, и даже восемнадцать — двадцать этажей, как, например, в предельно урбанизированном лондонском районе Барбикан. Но такая застройка, скорее, подчеркивает, чем отрицает общую подавляющую тенденцию к строительству двухэтажных домов. Она свойственна не только исторически сложившейся застройке, но и новым жилым районам. Даже четырехэтажные дома воспринимаются и признаются англичанами, скорее, как двухэтажные дома с двухуровневыми квартирами, поставленные друг на друга. В этом «двухэтажном море» изредка привлечет внимание неожиданно живописная пространственная организация групп жилых домов, активный изгиб улицы, яркий колорит застройки… Но в целом новые районы английских городов отмечены определенным налетом однообразия и штампа, что обусловлено прежде всего одной этажностью при ограниченности планировочных приемов организации застройки и однотипности архитектуры блокированных жилых домов. Поэтому в Англии особенно остро ощущаешь, что избежать однообразия и безликости невозможно в жестких рамках одинаковой этажности, какой бы она ни была.

    В результате впечатлений, полученных концентрированно за шесть зимних коротких дней, укрепилась уверенность в практической неизбежности внедрения в практику застройки городов России широкого диапазона этажности жилых домов — от двух до двенадцати и выше этажей. Это тем более необходимо, если реально осознать бесконечное многообразие и природных условий, и самих городов России по величине, историческому генезису, народнохозяйственному профилю, национальным традициям и т. п.

    Это предполагает и наличие плотной малоэтажной застройки (2—3—4 этажа) с достаточно большой амплитудой плотности населения. При этом особого внимания заслуживает возможность организации участков- палисадников с возможностью непосредственного выхода в них из квартиры. Лондон предоставил нам возможность ощутить реальное впечатление и от подобной застройки — в совершенно «нелондонском» и даже «неанглийском» в традиционном понимании жилом комплексе Маркьюс со сложной объемно-пространственной организацией, входами в квартиры с разных уровней, гаражами в первых этажах, крошечными приквартирными садиками и прекрасным озеленением и благоустройством всей территории. И мы можем сказать, что подобное решение может быть одним из весьма привлекательных вариантов городской застройки, особенно, если учесть и исправить в ходе проектирования некоторые допущенные в названном примере просчеты организационного характера, невнимание к «бесхозным» пространствам и др., если начать, наконец, учиться не на своих, а на чужих ошибках, детальнейшим образом изучая и анализируя зарубежный опыт.

    Разноэтажность застройки в различных городах России позволит, наконец, расширить возможности выбора населением характера среды проживания, заполнить существующий в нашей стране разрыв между двумя полярными стереотипами: многоэтажной жилой застройкой с достаточно стандартизованной обобществленной средой при полном инженерном обеспечении и усадебной застройкой с участками 600—800 и более м2, но порой лишь с частичным инженерным обустройством. Мнение английских специалистов полностью совпадает с нашим мнением о том, что усадебная застройка с большими земельными участками в любых городах разрушает их социальную структуру, вносит в нее чуждый элемент сельского образа жизни, мировоззрения и быта, а с учетом стоимости земли при полном инженерном оборудовании приводит к резкому возрастанию стоимости строительства и эксплуатации городов.

    И еще об одном обстоятельстве. В Англии в настоящее время усиливается тенденция продажи муниципальных квартир в частное владение. При этом предоставляются существенные льготы в стоимости квартиры для жильцов, арендовавших ее в течение нескольких лет. Такое прогрессивное мероприятие, однако, имеет и свои теневые стороны. Прежде всего резко сокращается число квартир, подлежащих аренде, а соответственно ухудшаются возможности приобрести жилище для тех социальных слоев населения, которые не в состоянии купить его. Во-вторых, одним из недостаточно проработанных в правовом отношении вопросов становится порядок установления границ частного и муниципального владения. Это должно быть серьезным предупреждением нам при грядущих реформах в области жилищной проблемы, в области жилой застройки городов.

    Наши английские впечатления ни в какой мере не могут претендовать на всесторонний анализ и всеобъемлющую оценку. Однако это, бесспорно, полезная информация к размышлению, которая должна быть конструктивно осмыслена и архитекторами-практиками, и нашей наукой, и местными органами управления градостроительством и архитектурой.

    Н. ТРУБНИКОВА, кандидат архитектуры

    А. ХОХЛОВ, архитектор

    Posted by admin @ 12:50 пп

Comments are closed.