Статистика:

Search

  • 21Фев

    Сегодня всеобщее внимание прико­вано к центральным районам Санкт- Петербурга. Как сочетать здесь повсед­невную жизнь и уникальные функции, как соблюсти равновесие реконструкции и охраны наследия? Складывающиеся тен­денции противоречивы: с одной стороны, это борьба с перегруженностью центра за восстановление характерных элемен­тов исторической среды вплоть до музеефикации отдельных частей; с другой — стремление избежать «вымирания» цент­ра, сокращения жилого фонда, ослабле­ния общегородских функций.

    Нагрузка на центральные районы города действительно повышается из года в год. Растет подвижность горожан, уве­личивается доля «дневного населения» центра, приток туристов. Функциональная насыщенность центральных районов будет повышаться и впредь.

    Это скажется, прежде всего, на работе и без того переполненных учреж­дений торговли и общественного питания, рекреационных объектов. Известно, что в среднем по городу их мощность отстает от нормативной в полтора-два раза. И если в новых районах выход ясен — необ­ходимо дополнительное строительство, то в центре строить практически негде. Сле­дует, конечно, вернуть многим зданиям утраченные функции — слишком часто мы встречаем «бывшие» рынки, магазины, кофейни. Однако и это не даст должного эффекта, ведь современный уровень нагрузки может оказаться несравненно выше. Кроме того, необходимая мощ­ность обслуживания должна быть обеспе­чена уже сегодня, времени на крупные реконструктивные мероприятия нет.

    Положение могло бы показаться без­выходным, если бы не одна важная особенность нагрузки, приходящейся на центральные районы,— ее неравномер­ность, постоянное колебание в очень широких пределах. Периодичность таких колебаний различна — сутки, неделя, год. Циклы разной продолжительности накла­дываются друг на друга, зачастую увеличивая размах происходящих изменений.

    Исключительно велика роль празднич­ных циклов, периодов одновременного повышения практически всех видов обще­ственной активности. Праздники стано­вятся важнейшими вехами годового круга, которые оказывают социально-психологи­ческое воздействие, не раскрытое до конца и сегодня. Формой реализации, символами праздника становятся народ­ные гулянья и шествия, проведение ярма­рок и базаров, другие общественно значи­мые действия, выходящие за рамки пов­седневной жизни города.

    Отражением циклического характера процессов, протекающих в архитектурной среде, стало формирование пульсирую­щих структур, способных обратимо менять свои параметры: пропускную спо­собность, полезную площадь, объем. Проявления пульсации различны на разных уровнях от отдельного сооружения до городского организма в целом. Главным структурным принципом является сочета­ние стабильного ядра, заключающего в себе постоянные во времени функции, и развертываемых частей, которые и обес­печивают периодическое изменение пара­метров.

    В данном случае речь идет о возмож­ности поддержания оптимальных парамет­ров сети учреждений обслуживания в центре города за счет сочетания пос­тоянно действующих и периодически раз­вертываемых объектов. Ныне существую­щие учреждения практически удовлетво­ряют повседневный уровень потребностей (постоянно иметь большой запас мощ­ности было бы даже расточительно — ведь это несет излишние эксплуатационные расходы). В пиковые периоды их могут дополнить временные объекты, причем количественные и качественные пара­метры последних, размещение в той или иной точке города будет в наибольшей степени отвечать конкретным требова­ниям момента.

    Где же в условиях сложившегося городского центра могут возникнуть пуль­сирующие структуры? Территориальным резервом для развертывания здесь могут служить улицы и площади, постоянно или временно закрытые для движения тран­спорта; внутренние дворы, которые суще­ствуют во многих традиционных типах тор­говых зданий (об этом напоминает и наз­вание Гостиный двор), но используются сегодня крайне неэффективно; наконец, незастроенные участки, постоянно возни­кающие в процессе градостроительной реконструкции и пустующие годами.

    Средства создания временных сооруже­ний — это легкие сборно-разборные кар­касы, объемные модули, тенты, пневмооболочки и др. С их помощью за считан­ные дни можно развертывать крупные комплексы общественного назначения, используя при этом разнообразные плани­ровочные и композиционные приемы, а затем так же быстро разбирать их или перебазировать на другой участок.

    Закономерно возникает вопрос: допустимо ли такое вторжение, пусть даже краткосрочное, в сложившуюся городскую среду? Эти опасения вполне обоснованы, так как бытующая практика повсеместной установки однотипных киос­ков (которыми, впрочем, и ограничи­вается палитра используемых в нашем городе временных объектов), порою зас­лоняющих собой даже памятники архитек­туры, не может не настораживать.

    Здесь будет уместно обратиться к историческому опыту. Дело в том, что динамические элементы всегда существо­вали в архитектурной среде. Тенты, палатки, лотки, самые разнообразные временные постройки всегда дополняли капитальные сооружения, взаимодейство­вали с ними в функциональном отношении, были неотъемлемой частью городского пейзажа. В то же время историей архитек­туры они практически не запечатлены. Произошло это в силу различных причин. Первая — недолговечность временных соо­ружений, которые не сохранились даже в виде руин. Вторая, гораздо более важная причина состояла в господствующей кон­цепции, согласно которой идеальная архи­тектура представляет собой законченное воплощение фиксированного набора функций. Образцовая организация среды ассоциировалась со стабильностью, незыблемостью, монументальностью, а все подвижное, изменчивое в городской среде представлялось несущественным, второстепенным. В сфере эстетических представлений такой подход был отражен Л.-Б. Альберти в афоризме: «Красота есть строгая соразмерная гармония всех частей…— такая, что ни прибавить, ни уба­вить, ни изменить ничего нельзя, не сделав хуже».

    В конечном счете, из реальной исто­рии существования городской среды выпал целый пласт, исказив в определен­ной степени и наши представления о жизни исторического города, который рисуется более неподвижным, «стерильным», чем это было на самом деле.

    Posted by admin @ 2:22 пп

Comments are closed.