Статистика:

Search

  • 21Фев

    Итак, стабильные и временные эле­менты тесно взаимодействовали в город­ской ткани. Особенно красноречивые при­меры мы находим именно в Петербурге. С конца XVIII и на протяжении всего XIX в. на Дворцовой и Адмиралтейской площа­дях, Марсовом поле и даже на льду Невы регулярно развертывались огромные ком­плексы для проведения официальных праз­дников и традиционных народных гуляний (самые крупные — на масленицу и в пас­хальную неделю). Эти комплексы сос­тояли из многочисленных больших и малых построек: от балаганов и панорам до тор­говых палаток и лотков. Рядом с ними воз­водились катальные горы, качели и кару­сели. В облике построек сочетались дере­вянные детали, цветные холсты, флаги, пестрые вывески, гирлянды и т. п.

    Все эти сооружения размещались на ключевых в градостроительном отношении участках, вступая в непосредственное взаимодействие с главными монументаль­ными ансамблями столицы. Их периоди­ческое появление вносило динамизм и разнообразие в жизнь центра. Такие перемены в городской среде, знаменую­щие собой пиковые моменты праздничных циклов, зримо воплощали общее эмоцио­нальное состояние горожан, а также наполняли новым функциональным содер­жанием центральные городские про­странства. Добавим, что недостаток подобных крупномасштабных динамичес­ких акцентов в современном городе во многом и определяет его моно­тонность, отсутствие ориентиров во вре­мени.

    Таким образом, история города дока­зывает возможность активного включения временных сооружений в архитектурную среду центра. Во всяком случае, это петербургская традиция, на которую мы можем опереться сегодня. Неожиданный повод убедиться в плодотворности такого подхода представился летом 1987 г., когда для проведения праздника открытия фестиваля Индии в Ленинграде на терри­тории Петропавловской крепости и на Зая­чьем острове у ее стен выросли огромные декоративные сооружения, торговые павильоны, эстрады для выступления артистов. Все это было сделано в индий­ском вкусе, по форме и колориту явно противостояло окружению, однако в полной мере соответствовало атмосфере происходящего и воспринималось без­условно положительно. Невольно об­наруживалось даже определенное сходство с праздничными постройками XIX в.

    Это позволяет сделать один из глав­ных выводов. Развертываемые на корот­кий срок временные сооружения не нару­шают сложившуюся архитектурную среду: физически — не требуя устройства фунда­ментов и проведения других строительных работ, и композиционно — благодаря вне­шнему выражению своей подвижности и изменчивости, фактическому свертыванию на нерабочий период. Они не «конку­рируют» с капитальными постройками, практически не искажая восприятия архи­тектурного ландшафта, даже контрасти­руя с ним по цвету, материалу и тектони­ческим особенностям. Именно этот кон­траст позволяет вывести пульсирующие структуры как бы в другое измерение, сохранив в то же время их выразитель­ность и информационную роль в город­ской среде. В тех условиях появление любого чужеродного капитального соору­жения вызвало бы резкий диссонанс.

    В качестве иллюстрации можно при­вести следующий пример: десятки стоя­щих на Дворцовой площади туристических автобусов ни у кого не вызывают мысли о нарушении исторической среды, но можно представить всеобщее возмуще­ние, если бы вместо них появилась даже значительно меньшая по объему капиталь­ная постройка. Облик транспортных средств, связанный с их подвижностью, да и сознание того, что они вскоре покинут место, создает совершенно другую уста­новку при восприятии, чем в отношении стабильных объектов. Характерно, что «машинные» формы часто используются в дизайне временных павильонов и киосков, не говоря уже о собственно мобильных устройствах для торговли, экспресс-пита­ния и т. п. Такие объекты могут уже в бли­жайшее время получить распространение в исторической городской среде, тем более что их размещение требует мини­мальных затрат и легко поддается коррек­тировке, если уж оказалось, что место выбрано совершенно неудачно.

    Еще шире возможности применения тентовых покрытий, обладающих безгра­ничным разнообразием формы и цвета, способных перекрывать различные про­леты, гибко вписываться в любую планиро­вочную ситуацию. К сожалению, отече­ственная промышленность не производит материалов для современных тентовых покрытий. Вероятно, в этой области могли бы возникнуть совместные предприятия.

    В сегодняшних условиях основным средством создания временных частей пульсирующих структур могут стать лег­кие сборно-разборные металлические конструкции в сочетании с другими мате­риалами, позволяющие на основе неболь­шого набора исходных деталей собирать разнообразные сооружения — аналогом могут служить инвентарные металличес­кие леса. В этом случае при каждом цикле развертывания форма сооружения и его функциональные параметры могут меняться в соответствии с сезоном, кон­тингентом посетителей, художественными задачами и др. Здесь возможно создание целого сценария, определяющего не­сколько этапов преобразования такого объекта, происходит разработка меняю­щейся во времени архитектурной компо­зиции. Это новое и необычайно интерес­ное направление архитектурного твор­чества!

    Облик городской среды определяется ее существованием в пространстве и во времени, наибольшую роль при этом несомненно играют «долгоживущие» постройки. Однако в каждом историчес­ком срезе они переплетены с динамичес­кими элементами множеством связей — утилитарных, композиционных, стилисти­ческих. В силу этих связей историческая городская среда постоянно является полем деятельности архитектора, всегда остается современной. Все, что усколь­зает из сферы архитектурной организа­ции, не исчезает из жизни, а просто при­обретает стихийные формы. Борьба с худ­шими проявлениями этой стихийности породила, в свою очередь, стремление к консервации исторических районов, исключение любого творческого вмеша­тельства, что приводит на каждом шагу к еще большему хаосу.

    Поэтому необходимо сделать пульси­рующие структуры городского центра предметом серьезного проектирования и широкого эксперимента. Это даст несом­ненный выигрыш в функциональном плане — позволит отразить динамику общественных потребностей. Главное же, это вернет исторической городской среде ее естественное состояние — устойчивость традиций и живое дыхание будущего.

    П. ЛОШАКОВ,

    кандидат архитектуры

    Posted by admin @ 2:23 пп

Comments are closed.