Статистика:

Search

Михаил Яковлевич Олейников

Саур-Могила — свидетель многих героических событий. Она хранит память о мужестве и отваге защитников родной земли. Путеводитель знакомит с историей этого легендарного кургана, ведет по дорогам, которыми шли советские воины г освобождая Донбасс. Рассчитан на широкий круг читателей.

Путеводитель

Редактор Н. И. Цилюрик.

Художественный редактор Ю. П. КАРАЧЕВ.

Технический редактор А. А. ТИМОШЕВСКАЯ.

Корректор  Г. Ф. ВИНОКУРОВА.

ЛЕГЕНДАРНЫЙ КУРГАН

Этот курган — свидетель многих событий, о которых повествуют народные думы, песни, легенды. Из поколе­ния в поколение передавалась память о мужестве и отваге защитников родной земли.

‘По-разному объясняется происхождение названия Саур-Могилы. Но все сводится к тому, что Саур — ге­роическая личность, что он всегда отстаивал интересы народа.

Вы можете услышать рассказ, относящийся ко вре­менам, когда Украина подвергалась опустошительным набегам крымских татар. Их походы на украинские земли за добычей и пленными сопровождались невиданной жестокостью.

В легендах говорится, что на этом кургане когда-то стоял сторожевой казацкий пост. Такая застава была и в районе сегодняшнего Харцызска. А потом дальше и дальше сторожевые посты цепочкой тянулись до самой Запорожской Сечи.

Когда конница татарского хана скакала по степи, поднимались тучи пыли. Это позволяло сторожевым постам своевременно обнаружить приближение врага. Казаки зажигали на вышках смолу, соседи видели под­нявшийся дым — делали то же. И так сигнал об опас­ности доходил до Сечи. Оттуда выступало войско на­встречу неприятелю.

Саур был одним из храбрейших запорожских казаков. Красивый, гордый, честный, он обладал необыкновенной силой. В бою не знал страха, никогда не унывал. Поэто­му его любили побратимы, с ним легко переносились трудности походной жизни.

Приказал атаман ему нести дозор на этом кургане, назначил старшим. То лето было слишком жарким. Час­то проносились грозы. Сильные восточные ветры катили волны по высокой траве, как по морю, но ни­сколько не уменьшали духоты.

Однажды все небо затянулось черными тучами. Еще утром было солнце, а в полдень опустились настоящие сумерки. Сверкали без конца молнии, ближе и ближе раздавались раскаты грома. Казаки поздно заметили столб пыли: конница татар приближалась. Они засуе­тились, но не могли сразу зажечь смолу. А когда на­конец пошел в небо густой черный дым, на курган уже поднялся отряд татар.

Саур и его товарищи вступили в неравный бой, долго не подпускали вражеских конников к вышке. Лишь увидев, что казаки Харцыза приняли сигнал и подожгли у себя смолу, начали отходить.

Татары окружили Саура, но он не сдавался. Тогда сзади на него набросили аркан, стащили с коня и по­секли саблями.

Легенда говорит, что загудела тогда земля и там, где шел бой, стала подниматься. На высоте росла еще одна высота. Полил ливень, поднялась буря, небо как будто развалилось от страшного грома. Молнии ослепи­ли татар, они перепугались и стали удирать.

Только под утро все затихло и необычно розовый загорелся рассвет. Курган обласкали первые лучи восхо­дящего солнца.

Прибывшие на помощь казаки нашли порубанное тело Caypa. Похоронили героя на этой высоте и по своему обычаю на его могиле шапками насыпали боль­шой курган. Вот и называется он Саур-Могилой.

В фольклорных материалах периода борьбы с ту­рецко-татарскими завоевателями Саур-Могила выступает свидетелем пламенного патриотизма. Исторические песни воспевают народных героев Морозенко и Супру­на, которые в боях с неприятелем сложили здесь свои головы. Попавшие в плен казаки перед казнью просят у врага не помилования, а только бы их «вынесли или вывели на Саур-Могилу, чтобы в последний раз увидеть свою Украину!»

Широко известна дума «(Побег трех братьев из го­рода Азова, из турецкой неволи» («Три брата азовских»). Мы знаем около 50 ее вариантов. Кобзари пели, что для беглеца главным было добраться до Саур-Могилы. Если это удавалось, то самый опасный участок пути оставался позади. Саур-Могила была у невольников символом свободы.

После жаркого боя

Исследования фольклорных памятников наводят на другие объяснения происхождения названия этого ле­гендарного кургана. Но они относятся к более позднему периоду.

В 1783 году царица Екатерина II издала указ, кото­рый юридически полностью закрепощал крестьян Лево­бережной Украины. Царица щедро наделяла своих приближенных угодьями на новых землях. Народ бун­товал, противился введению крепостного права. Неко­торые легенды связывают происхождение названия Саур-Могилы как раз с этим временем.

В одном из сёл на речке Миус появился пан с цар­скими стражниками, и это сразу принесло много горя крестьянам. Он все тянул из их амбаров, издевался над старым и малым, не признавал своих крепостных за. людей.

У молодого крестьянина Саура пришел конец тер­пению, когда пан жестоко надругался над его красавицей-невестой. Парень исчез из села. Пошли слухи, что он от горя подался в далекие края. Но когда был убит, пан, а его хоромы сгорели, никто не сомневался, что это дело рук Саура. Крестьяне шли к нему. Они нападали на помещичьи обозы и грабили их, все за­хваченное отдавали беднякам. Добрая слава о народном защитнике быстро разнеслась по всему Примиусью.

Саур был неуловим для царских стражников. Умер он уже в преклонном возрасте, и народ похоронил его на степной равнине. Каждый принес в шапке землю на его могилу. Людей было так много, что вырос огромный курган.

Борьбу дальше продолжал его брат Леонтий. А когда он погиб, его похоронили невдалеке, и каждый в память о Леонтие посадил одно дерево. Так вырос лес — Леонтиевский байрак, который в 15 километрах от Саур-Могилы.

История подняла Саур-Могилу к вершинам общей любви и славы. В 1936 году правительство Советской Украины объявило ее памятником древности и герои­ческого украинского эпоса. Территория высоты взята под охрану закона. В 50-е годы Снежнянскому район­ному Совету депутатов трудящихся Донецкой области . была выдана Охранная грамота.

Новые героические события разыгрались здесь в годы Великой Отечественной войны. Высота стала главным опорным пунктом глубоко эшелонированной обороны гитлеровцев на Миус-фронте.

В боевых донесениях, на оперативных штабных кар­тах Саур-Могила значилась как высота с отметкой 277,9 метра.

МИУС-ФРОНТ

В начале ноября 1941 года фронт остановился на Миусе и Северском Донце. Постоянные контратака наших войск сковывали большие силы врага на южном крыле в ответственный период битвы под Москвой.

По Миусу на подступах к городу Красный Луч за­няла оборону 383-я стрелковая дивизия, далее на юг по реке — 395-я стрелковая дивизия, сформированные из шахтеров. На этом участке 27 суток продолжались ожесточенные бои. Во взаимодействии с 136-й стрелко­вой дивизией шахтеры-воины выбили фашистов из села Дмитриевки и соседних хуторов. К этому времени по всему Миусу от его истоков в районе станции Дебальцево до Азовского моря положение стабилизируется, войска переходят к обороне.

Противник занимал правый берег реки, который выше, чем левый, и имеет много удобных для обороны обрывов. Многочисленные высоты и овраги между ними давали возможность надежно спрятать артилле­рию.

Гитлеровцы сразу начали сооружать укрепления. Для этой цели они использовали лес шахтных складов, рель­сы, разбирали каменные дома. Под угрозой расстрела гнали сюда на работы женщин, стариков, детей.

Жестокий террор не помог захватчикам. За 22 ме­сяца, которые хозяйничали фашисты в городе Снежное, им не удалось наладить угледобычу. С каждым днем росло, ширилось сопротивление врагу.

Подпольной группой в поселке Орехово-Болдырево руководили учителя Ю. И. Кочетов и Г. И. Лебедев. Патриоты распространяли листовки, проводили дивер­сии на железнодорожном транспорте, срывали вос­становление шахт. На станции Софьино-Бродская моло­дые подпольщики В. Гайдук, Л. Кармаев, В. Лата, А. Перегудов, В. Петькин сожгли военный продоволь­ственно-вещевой склад, который фашисты разместили в помещениях Заготзерно. Инвалид труда, бывший шахтер И. П. Покидченко помог бежать из лагеря 50 советским военнопленным.

Имена многих героев, погибших в трудной партизан­ской борьбе, остались неизвестными. Одни гибли, на их место вставали другие.

Всю зиму 1941—1942 годов на Миусе стояло отно­сительное затишье, велись бои местного значения.

Летом 1942 года ценой больших потерь врагу уда­лось прорваться к Волге и в предгорья Главного Кавказского хребта. Героическую оборону Сталинграда историки называют сражением века. Здесь был окон­чательно похоронен миф о непобедимости германской армии. Начавшееся 19 ноября 1942 года контрнаступле­ние советских войск привело к окружению 330-тысячной группировки врага в междуречье Волги и Дона. Ме­нялся весь ход второй мировой воины.

5 февраля 1943 года войска Южного фронта вклю­чились в Донбасскую операцию. За 12 дней они прошли с тяжельими боями от нижнего течения Дона и Север- ского Донца до Миуса.

Миус-фронт должен был стать, по замыслу гитлеров­цев, фронтом мести за поражение под Сталинградом. К лету здесь была готова мощная оборонительная линия. Она состояла из трех полос. Первая проходила по правому берегу Миуса и имела глубину до 12 километ­ров. Для фортификационных сооружений широко использовались частые скалы и обрывы, высоты, Саур- Могила. Глубина минных полей доходила до 200 метров. Каждый квадратный километр был усеян пулеметными точками под бронированными колпаками.

Вторая линия обороны противника проходила по правому берегу речек Мокрый Еланчик и Крынка, а далее по линии Мануйловка, западнее станции Мочалинский, Андреевка, Красный Кут. Третья линия шла по западному берегу Кальмиуса, потом восточнее Сталино, Макеевки, Горловки.

Весь этот огромный район был изрыт окопами, тран­шеями, противотанковыми рвами. Фашистское командо­вание особое внимание уделяло использованию насе­ленных пунктов. По всей глубине укрепленной полосы, которая занимала 45—50 километров, насчитывалось около 600 опорных пунктов й узлов сопротив­ления.

Нашим войскам предстояло действовать в очень сложных условиях. Тщательно изучался район, где пре­дусматривались наступательные операции. Воздушная разведка дала штабам ценные фотоснимки всех оборо­нительных полос по ту сторону Миуса. Проводились занятия по взаимодействию разных родов войск в наступлении. Политработники широко развернули мас­сово-политическую работу.

5 июля противник перешел в наступление на узких участках Курского выступа. Ставка Верховного Главно­командования; чтобы не дать возможности врагу ма­неврировать своими резервами, приказала почти всем фронтам вести активные наступательные действия.

Южному фронту на подготовку отводилось всего 7—8 суток. В составе фронта действовали 51-я армия (семь стрелковых дивизий и танковая бригада), 5-я удар­ная армия (семь стрелковых дивизий, танковая бригада и танковый полк), 2-я гвардейская армия (шесть стрел­ковых дивизий и два механизированных корпуса), 28-я армия (шесть стрелковых дивизий, танковая бригада и танковый полк), 44-я армия (три стрелковые дивизии). Их с воздуха поддерживала β-я воздушная армия.

Планировалось, что главный удар на рубеже Дмит­риевка— Куйбышево протяженностью 30 километров наносят 5-я ударная и 28-я армии, остальные содейст­вуют им.

В 6 часов утра 17 июля артиллерийской подготовкой началось наступление. За первый день войска 5-й удар­ной после тяжелых боев ^продвинулись всего на 2—6 километров. 18 июля вышли на рубеж Степановна, Мариновка, которые севернее Саур-Могилы. На правом берегу Миуса образовался плацдарм примерно 10 кило­метров в глубину и столько же в ширину. В это время враг бросает в бой из своего оперативного резерва все новые части.

Советские воины проявили величайшую стойкость и мужество. Только за один день 22-й гвардейский артиллерийский полк из 36 орудий потерял 17. Погибла или получила ранения половина личного состава. Но не­смотря на такие потери, гвардейцы держались.

Все новые и новые контратаки гитлеровцы нацеливали на село Степановку, не продвинуться не смогли. Ночами на окраине села наши воины подготовили окопы, по­строили блиндажи. Поврежденные танки закапывали, хорошо маскировали и использовали как постоянные огневые точки.

Поскольку взять в лоб Степановку не удалось, фа­шисты бросили большие силы южнее и севернее от села, чтобы окружить его. 30 июля со стороны Снежного пошли в наступление больше 100 танков. Наша противо­танковая артиллерия молчала, пока они подошли метров на 200. А потом вместе с танкистами открыла дружный прицельный огонь. Завязалась дуэль. 20 вражеских танков загорелись, остальные начали отходить.

Одновременно фашисты наступали на село со сторо­ны балки Кирносовой (теперь здесь сооружен пруд). Им удалось на окраине захватить два дома.

Но хорошо замаскированные пехотинцы с противо­танковыми ружьями не пропускали дальше вражеские танки. Как только стальная громадина равнялась с ними,

Вечная слава героям

бронебойщики стреляли в ее борт, где броня была слабее. Здесь уже горело семь танков. Другие не ре­шались двигаться вперед.

В сообщении Совинформбюро 30 июля 1943 года говорится: «В Донбассе, юго-западнее Ворошиловграда, наши войска отбивали атаки крупных сил пехоты и тан­ков противника. За 30 июля наши войска подбили и уничтожили 103 самолета противника, из них 95—в ра­йоне Донбасса».

Стойко сражались бойцы 295-го гвардейского полка под командованием Героя Советского Союза А. М. Во­лошина. Степановка уже окружена, потеряна связь с соседями — другими подразделениями 96-й гвардейской стрелковой дивизии, которые отошли на 2—3 километра восточнее села. Но полк держал оборону. И только тогда, когда вражеское кольцо стало смыкаться, коман­дир полка дает приказ идти на прорыв. Сам он выходил последним с группой разведчиков и ротой автоматчиков.

31 июля контрудар противника повторился. В сло­жившейся обстановке войска Южного фронта не смогли прорвать сильно укрепленную оборону врага на Миусе. Они получили приказ отойти на левый берег реки.

Военные историки подчеркивают большое стратеги­ческое значение июльского наступления наших войск на Миусе и Северском Донце. Оно не только лишило про­тивника возможности перебрасывать из Донбасса под­крепления на Курскую дугу, но и заставило его снять с Белгородско-Харьковского направления до пяти тан­ковых дивизий, крупные силы авиации и бросить сюда.

ПРОРЫВ

13 августа 1943 года командующий Южным фронтом генерал Ф. И. Толбухин провел совещание командиров соединений.

— Два раза пришлось прорывать Миус-фронт. Будем прорывать в третий раз. Другого пути в Донбасс у нас с вами нет, —сказал он.

Главная задача возлагалась снова на воинов 5-й удар­ной армии под командованием генерала В. Д. Цветаева. Удар следовало наносить на левом , фланге от села Дмитриевки до Куйбышево и наступать на Кутейниково.

Армия в своем составе имела девять стрелковых дивизий, истребительно-противотанковую артиллерий­скую бригаду, танковую бригаду и части усиления. В первом эшелоне находились четыре стрелковые ди­визии.

Южнее Куйбышево должны прорывать оборону противника 2-я гвардейская армия под командованием генерала Г. Ф. Захарова и 28-я армия, которой командо­вал генерал В. Ф. Герасименко. В первый день наступ­ления предполагалось ввести в прорыв на участке 5-й ударной армии 4-й гвардейский механизированный корпус.

На участке прорыва, занимавшем 25 километров фронта, было сосредоточено до двух тысяч орудий и минометов. Дополнительно к этому привлекалось шесть полков гвардейских минометов («катюш») и бригада М-31. Плотность артиллерии на один кило­метр была доведена до 93 орудий и минометов.

18 августа перед рассветом прошли короткие митин­ги, а на переднем крае — беседы. Был объявлен приказ о наступлении. Воины клялись беспощадно громить оккупантов.

В 6 часов утра началась артиллерийская подготовка. Орудия били по ранее разведанным целям. В подавле­ние огневых средств противника включилась авиация.

В 7 часов 15 минут поднялась пехота, пошли танки.

Житель города Снежное Я. Ф, Листопад, который участвовал в этом прорыве, вспоминает:

— Я был сапером. Еще ночью мы сделали проходы для танков в минных полях. Но в пыли танкисты не видели установленных вешек. Танки могли сойти в сто­рону с подготовленной для них дороги и подорваться. Я поднялся в полный рост, кричу танкистам, чтобы двигались вслед за мной. Так на своем участке провел танки через минное поле. Ни один из них не подорвался. Меня тяжело ранило.

К исходу дня бойцы 5-й ударной армии прорвали вражескую оборону шириной 16 километров и продви­нулись в глубь ее на 10 километров, приблизились к Саур-Могиле. Итак, главная полоса укреплений на этом участке была прорвана.

В 23 часа в прорыв вводится 4-й гвардейский механи­зированный корпус под командованием генерала Т. И. Танасчишина. Его задача — не дать возможности гитлеровцам зацепиться за рубеж второй линии обороны по реке Крынке. К утру 19 августа корпус продвинулся вперед более чем на 20 километров. На правом берегу Крынки был захвачен плацдарм.

Вражеская группировка была рассечена на две части. Чтобы отрезать этот клин, неприятель наносит два встречных удара с севера и с юга на Семеновское и Алексеевку. Ему удается овладеть этими населенными пунктами. Основание нашего прорыва сузилось до трех километров. Над передовыми частями советских войск нависла угроза окружения.

Наше командование принимает срочные меры. Преж­де всего сюда брошены крупные силы авиации Южного и Юго-Западного фронтов. Только за один день сделано более 1000 самолето-вылетов. Началась борьба за гос­подство в воздухе. В воздушных боях над районом прорыва сбито 38 вражеских самолетов.

21 августа соединения 5-й ударной армии (126-я, 387-я стрелковые дивизии и 140-я танковая бригада), а также 4-го механизированного корпуса (36-я танковая и 14-я механизированная бригады) нанесли удар по контратакующему противнику. Семеновское было снова занято. 2-й гвардейский механизированный корпус осво­бодил Алексеевку. За 4 дня боев гитлеровцы потеряли до 7000 солдат и офицеров

Когда поднимешься на Саур-Могилу и зайдешь за памятник, то увидишь перед собой равнину, густо изре­занную балками и оврагами. Как раз на этой равнине шли основные бои. Саур-Могила еще была в руках врага, и ее господствующее положение над местностью давало ему много преимуществ.

Хотя враг был оттеснен за Крынку, но в районе Успении он сохранил за собой плацдарм на левом берегу реки.

23 августа 4-й гвардейский механизированный корпус перешел в наступление и внезапным ударом овладел важным узлом — Донецко-Амвросиевкой. Итак, пере­резана железная дорога, по которой снабжался 29-й армейский корпус 6-й армии противника, оборонявший­ся в районе Таганрога. А 2-я гвардейская армия в резуль­тате стремительного продвижения подошла к Успенке.

Прибывшие подкрепления с других участков фронта гитлеровское командование сразу бросает в контратаки. Но вражеские танковые дивизии не в силах изменить положение. Советские воины героически отстаивали каждую пядь освобожденной земли.

Войска Южного фронта перешли в решительное на­ступление на всем участке. Левый фланг 5-й ударной армии продвинулся до 20 километров, правый — на 4—6 километров. Командование фронтом решает провести сложный и смелый маневр: повернуть армию в северо­западном направлении и зайти в тыл врага, который оборонялся в районе Снежного и Красного Луча.

В боевые порядки вводятся новые части, 27 августа в распоряжение командующего 5-й ударной армией прибыла 271-я стрелковая дивизия. Она вошла в состав оперативной группы и должна была вместе с 99-й и 127-й стрелковыми дивизиями наступать в направлении Петровское-Мануйловжа. Предусматривались также два вспомогательных удара: один — на Сауровку, другой — на Свистуны.

1 Архив МО СССР, φ 333, ол. 4885, д. 27, лл. 91 — 107.

 

В ночь на 27 августа 4-й гвардейский кубанский ка­зачий кавалерийский корпус вместе с частями усиления перешел в наступление. В полосу прорыва был введен 4-й гвардейский механизированный корпус.

В течение ночи конники и танкисты овладели Екате­риновкой, взяли Кутейниково и повернули на юг. К се­редине дня они прошли по вражеским тылам 30—35 километров.

В борьбе с ненавистными оккупантами большую помощь войскам оказывало население. Патриоты резали телефонные провода, выводили из строя технику, спасали имущество от разграбления и увоза в Германию.

Тяжелые бои наступления, чередующиеся с отраже­нием контратак, не прекращались ни днем, ни ночью. Примеры высокой стойкости и мужества показывали коммунисты и комсомольцы. Они всегда первыми шли в огонь сражений.

29 августа кавалеристы, наступавшие на юг, вышли на побережье Миусского лимана Азовского моря, а 4-й гвардейский механизированный корпус достиг побе­режья Таганрогского залива. Таким образом, части 29-го армейского корпуса противника, оборонявшие Таганрог, были окружены.

Войска 5-й ударной армии вели бои за овладение отдельными населенными пунктами. 31-й гвардейский стрелковый корпус занял Мариновку, которая полностью была сожжена гитлеровцами, подошел к Степановке, превращенной в важный опорный пункт.

Когда 29 августа были освобождены Сауровка и Свистуны, начался штурм укреплений на легендарной высоте. К подножию Саур-Могилы подошли части 96-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием пвардии полковника С. С. Левина. В этих боях особую стойкость и отвагу проявили’ воины 295-го стрелкового, полка, которым командовал Герой Советского Союза А. М. Волошин. Заняв высоту 183,0, полк нарушил проч­ность всей вражеской обороны на этом участке.

Дивизионной разведке под командованием младшего лейтенанта Шевченко поставлена задача разведать ук­репления на высоте. В ночь на 30 августа группа дважды пыталась просочиться через передний край противника и оба раза безрезультатно. Ей приказывают, пока не рассвело, сделать третью попытку.

Разведчики сумели пройти через все заслоны. Унич­тожили обслугу двух пулеметов на своем пути, пробра­лись на высоту и установили там красный флаг.

Гитлеровцы утром всполошились. Это для них было совершенно неожиданным. Вскоре они поняли, что в их тылу небольшая группа смельчаков. В течение дня 12 раз предпринимались атаки, которые поддерживались силь­ным огнем артиллерии и минометов.

Младший лейтенант Шевченко погиб. Место коман­дира занял старшина С. Кораблев. Враги окружили гвардейцев. Но отважные воины не дрогнули, стояли до последнего.

Позже в заметке, опубликованной 3 сентября 1943 го­да в газете «Советский боец», старшина С. Кораблев писал: «Они пытались взять нас то слева, то справа, обстреливали с самоходных пушек и танков. Но ничего у них не выходило. «Умрем, но не уйдем отсюда!» — передал я по цепочке. И каждый дрался, как лев, по­тому что понимал: сражаемся за Донбасс, за родную Украину».

Вот имена этих семнадцати: младший лейтенант Шевченко, старшины И. Веремеев и С. Кораблев, ря­довые И. Дудка, Г. Бондаренко, Н. Иванов, И. Алешин, А. Гаин, С. Селиванов, Н. Симаков, К. Калиничев, Н. Че­репов, И. Гавриляшин, К. Петряков, В. Лобков, Мер­кулов, В. Кобзев.

На штурм Саур-Могилы пошли советские танки. За ними устремилась пехота. Саур-Могила была взята.

Враг отступал. В 31-м гвардейском стрелковом кор­пусе 5-й ударной армии был создан передовой отряд. В его состав вошло 5 танков и 70 автоматчиков. Он пошел по тылам гитлеровцев, вызывая там большую панику.

Отряд подорвал железную дорогу Чистяково-Иловайск, заминировал в районе станции Сердитая шоссей­ную дорогу, которые были главными магистралями для отступающих. Потом ворвался в Катык и, заняв круговую оборону, продержался там до подхода основ­ных войск.

Командующий 5-й ударной армией генерал В. Д. Цве­таев дает приказ 1 сентября 1943 года в 5 часов утра всем дивизиям первого эшелона перейти в решительное наступление. День принес отрадные результаты. Осво­бождено 29 населенных пунктов. Среди них Первомай­ское, Ремовка, Снежное, железнодорожные станции Софьино-Бродская, Мочалинский, Скосырская и другие. 51-я армия в этот день тоже сделала рывок вперед и освободила город Красный Луч.

2 сентября 5-я ударная продвинулась на 10—15 кило­метров, освободила 20 населенных пунктов, в том числе Рассыпное, Чистяково, Алексеево-Орловку, Сердитое, Постниково, Каты к и другие.

В результате выхода советских войск в ряде мест за вторую оборонительную линию Миус-фронта она практически потеряла свое значение. Теперь наиболее сильно укрепленный рубеж проходил по третьей линии: восточнее Горловки, через Макеевку, восточнее Сталино и далее на юг по реке Кальмиус. 3 сентября части 34-й гвардейской, 40-й гвардейской и 320-й стрелковых дивизий завязали бои за Енакиево. Здесь заканчивается начатое 5-й ударной армией наступление на север, она снова повернулась фронтом на запад, в глубь Донбасса.

4 сентября был взят крупный железнодорожный узел Иловайск. 5 сентября освобождена Горловка, 6 сен­тября — Макеевка. 8 сентября было очищено от врага Сталино.

Массовый героизм, высокие образцы мужества и отваги, стойкость советских воинов в тяжелой борьбе за освобождение Донбасса всегда будут жить в памяти народной. Встали обелиски в городах и селах, возле больших дорог, на лесных опушках. В музеях собраны материалы о ратных делах солдат и офицеров, освобо­дителей нашего края. Красные следопыты ведут неустан­ный поиск. Благодаря им стали известны имена многих героев.

ПОСЛУШАЙ ВЕТРЫ НАД САУР-МОГИЛОЙ

Путник, направляющийся на Саур-Могилу, делает остановку в городе Снежном. Отсюда до легендарного кургана 14 километров. Он хорошо просматривается

Здесь мужество с боями проходило на горизонте. Четко видны его очертания с памятником на вершине.

Остановиться в этом шахтерском городе надо: он подготовит вас к встрече со священной землей, овеян­ной легендами. Все экскурсии по местам, где когда-то проходил грозный Миус-фронт, начинаются с музея боевой славы. Из книги памятных записей можно узнать, что в музее побывали ветераны Великой Отечественной войны, жители Москвы и Ленинграда, Одессы и далекой Находки, Полтавы, Киева, Харькова и Кировограда, Ка­зани и Самарканда, Кишинева и Якутска. Одни воевали на Миусе, у других в этих широких степях в братских могилах спят вечным сном дед, отец или брат.

Уже первый шаг, сделанный через порог музея, вводит посетителя в ту обстановку, когда над нашей Родиной нависла смертельная опасность. Фотографии и пожелтевшие вырезки из газет рассказывают, как внезапно пришел конец мирным дням. Суровы лица тех, кто надевает солдатскую шинель и берет в руки оружие.

Экспозиции музея представляют героев-донбассовцев, отличившихся на фронтах Великой Отечественной, прослеживают боевой путь шахтерских дивизий.

Большая карта повествует о летних боях 1943 года 5-й ударной и 2-й гвардейской армий, когда был прорван Миус-фронт. На стендах фотографии солдат, офицеров и генералов, принимавших участие в этой операции. Посетители останавливаются возле вещей и оружия во­инов. Вот солдатская шинель, посеченная пулями и осколками. Фронтовые фляги и котелок, офицерский планшет и бинокль, пулемет «максим», трехлинейка и автомат, образцы патронов и снарядов.

Под стеклом боевые награды участников битвы на Миусе, их документы.

Музей экспонирует подарки, которые он получил от ветеранов Великой Отечественной войны, от различных делегаций.

На одной из фотографий, сделанной в последние дни войны, видим командира 50-й гвардейской стрелко­вой дивизии полковника А. С. Владычанского со штаб­ными офицерами возле рейхстага. Эта дивизия в составе 5-й ударной армии прорывала Миус-фронт. Ее воины освободили много населенных пунктов Донбасса.

«Победа, которая завоевана в сражениях Великой Отечественной войны, — подчеркивал Генеральный сек­ретарь ЦК КПСС товарищ Л. И. Брежнев в речи на торжественном собрании, посвященном 30-летию Вели­кой Победы, — это победа нашего героического рабоче­го класса, колхозного крестьянства, нашей интеллиген­ции, победа всего многонационального советского народа. Это победа славной Советской Армии, армии, созданной революцией, воспитанной партией, неразрыв­но связанной с народом. Это победа советской военной науки, боевого мастерства всех родов войск, искусства советских полководцев, вышедших из народа».

Покидая музей, мы думаем о бессмертном подвиге советского воина. Мы думаем о тех, кто не вернулся к своей семье, кто отдал жизнь за победу.

«Прочный мир, свобода народов — самый достойный памятник погибшим в войне». Так сказано в Обращении к народам, парламентам и правительствам. И советские люди делают все, чтобы упрочить могущество нашей Родины, чтобы претворялась в жизнь Программа мира, начертанная XXIV сьездом КПСС.

К Саур-Могиле из города ведет асфальтированная дорога. Едут сюда в праздники и будни. Парни, которые уходят служить в армию, свой солдатский путь начинают с этой священной земли. На легендарном кургане снежнянская молодежь получает комсомольские билеты и дает клятву быть достойной великих дел своих дедов и отцов. Сюда приходят молодожены, чтобы поклонить­ся памяти тех, кто отстоял их счастье.

…Тихо шепчут листвой полезащитные полосы и сады, что окаймляют эту высоту. Ее первую золотят лучи восходящего солнца. Чист и светел сегодня над нами .небосвод.

И вдруг вы слышите бой Кремлевских курантов, по­том голос Левитана: «От Советского информбюро…л Это записанная на магнитофонную пленку радиопереда­ча военных лет, в которой сообщаются последние из­вестия с Южного фронта, где гвардейцы ведут тяжелые бои за освобождение Донбасса.

Трещат пулеметы и автоматы, слышны разрывы бомб и снарядов… И когда звуки боя постепенно затихают, рождается торжественно-траурная мелодия. А потом песня…

Послушай ветры над Саур-Могилой, Коснись рукой пахучих диких трав, Здесь мужество с боями проходило, Легендою для всех навеки став.

Когда земля дрожала под ногами, Когда металл от взрывов уставал, Солдаты шли в бушующее пламя, Туда, где не выдерживал металл. Солдаты шли, степь кровью окропляли, Горячей кровью каждую версту, Но отстояли, выдержали, взяли Немыслимой отвагой высоту.

Послушай ветры над Саур-Могилой И ты поймешь, кто эту землю спас, Чье мужество в боях освободило Врагу не покорившийся Донбасс. Вознесся к небу памятник бессмертья Героям, павшим доблестно в боях, Которым жить не годы, а столетья У благодарных наших жить сердцах!

Эту песню написал ветеран Великой Отечественной войны, участник боев за Саур-Могилу Ф. Д. Серебрянский из города Тореза.

Памятник на Саур-Могиле был поставлен сразу же после окончания войны. Шестиметровую пирамиду из местного известняка венчала сверху красная звезда. Такие памятники воздвигали на братских солдатских могилах. Небольшую площадку окаймляла корабельная цепь. По углам замерли пушки, которые остались здесь после боев. А ‘надпись гласила, что 5-я ударная армия в боях за освобождение Донбасса потеряла убитыми 23 238 солдат и офицеров.

Народ помнит своих героев, гордится ими. Большая признательность им олицетворена в величественном па­мятнике, который стоит сейчас на кургане.

Когда в 1960 году в областной газете «Радянська Донеччина» был опубликован очерк «Слово о Саур- Могиле», редакция получила много откликов на него. Писали ветераны войны, шахтеры, металлурги, машино­строители и железнодорожники, родственника погиб­ших. На материал в газете поступали также письма от общественных организаций.

Донецкая организация Союза архитекторов сообща­ла, что решила провести открытый конкурс на лучший проект памятника на Саур-Могиле. Комсомольцы горо­дов Снежного, Чистяково, Шахтерска объявили, что создают копилку для сбора средств. Они проводили массовые воскресники на предприятиях и заработанные деньги перечисляли на счет строительства памятника.

Вскоре в Донецке открылась выставка поступивших проектов памятника. Здесь ежедневно собиралось много народа, шли обсуждения, книга отзывов пополнялась новыми записями.

В конкурсе приняло участие 37 творческих органи­заций не только Украины, но и Российской Федерации. Лучшим признан проект, авторами которого являются киевские скульпторы заслуженный деятель искусств Украинской ССР Ф. А. Коцюбинский, И. С. Горовой, К. А. Кузнецов, архитекторы М. И. Потипаюо, А. Ф. Игнащенко, И. Л. Козлингер. Большинство из них — бывшие фронтовики.

Памятник был открыт 10 сентября 1967 года. В воск­ресный день снежнянцы принимали гостей из всех кон­цов страны. Приехали представители общественных организаций, частей Советской Армии, (ветераны Великой Отечественной войны. В митинге, посвященном откры­тию памятника, приняло участие более 300 тысяч человек.

В Книге вечной славы героям первую запись сде­лал член |Военного совета Киевского военного округа генерал-полковник В. Чиж: «Военный совет Киевского военного округа выражает горячую благодарность До­нецкому областному комитету Компартии Украины и облисполкому, всем трудящимся Донбасса за сооруже­ние на Саур-Могиле величественного памятника воинам, которые отдали свою жизнь за освобождение Донбасса от немецко-фашистских захватчиков.

Памятник будет вечно напоминать нашим людям о ратных подвигах Советской Армии.

Желаем всем трудящимся Донбасса новых трудовых свершений для укрепления экономической и оборонной мощи великой Родины».

В Книге оставили свои записи представители всех союзных республик. Записей много, они разные. Когда читаешь их, то вспоминаешь слова из. доклада Генераль­ного секретаря ЦК КПСС товарища Л. И. Брежнева на торжественном заседании, посвященном 50-летию образования СССР: «Союз и дружба всех наций и на­циональностей нашей страны выдержали такое тяжелей­шее испытание, как Великая Отечественная вой+на. В этой войне сыны и дочери единого Советского Отечества не только с честью отстояли свои социалистические завое­вания, но и спасли мировую цивилизацию от фашист­ского варварства, оказав тем самым мощную поддержку освободительной борьбе народов. Слава этих героев, слава доблестных защитников нашей Родины не по­меркнет в веках»1

На десятки километров виден 36-метровый обелиск из гранита, установленный на самой верхней точке Саур- Могилы. Возле него многометровая фигура советского воина с автоматом в поднятой руке. Спадающая с плеч плащ-палатка будто полощется на ветру. Взор солдата обращен вперед, на запад. В дни празднования 30-летия Великой Победы у ног воина зажжен Вечный огонь.

1 Л. И. Брежнев. О пятидесятилетии Союза Со­ветских Социалистических Республик. М., 1973, с. 22.

Экскурсанты посещают комнату боевой славы, рас­положенную в обелиске. Здесь портреты героев битвы, картосхемы боев за овладение Саур-Могилой, увели­ченные фотокопии газетных материалов, где расска­зывается о штурме укреплений Миус-фронта. У под­ножия кургана создана нижняя смотровая площадка, с которой открывается панорама всего мемориала. На ней выставлена боевая техника военных лет; танки, знаменитые «катюши», орудия разных калибров, ми­нометы.

Отсюда на высоту ведет широкая лестница. По правую сторону ее бы видите четыре пилона, которые в скульп­турных композициях, горельефах, надписях рассказыва­ют о героической битве советских воинов с фашистскими захватчиками. Каждый из Филонов посвящен одному из четырех родов войск: пехотинцам, танкистам, артил­леристам, летчикам.

Горизонтальные сюжетные пилоны (каждый размером 12,5 X 3,5 метра) органически вплетаются в оформление мемориального тематического комплекса.

Пехотинцы навальной атакой бросаются на вражеские укрепления. Каждый из них по-своему реагирует на обстановку, созданную тяжелыми боями. Но всех их объединяет одно стремление: непременно победить, из­гнать ненавистного врага с родной земли.

Мы видим на правом фланге атакующей пехоты командира с группой смельчаков. Он тяжело ранен, но боль не затуманила его сознание. Командир сорвал с себя окровавленную рубашку и поднял ее как знамя. Это знак, что приказ его группа выполнила, это сигнал к новым атакам.

Такой случай во время штурма укреплений на Саур- Могиле действительно был. В основу сюжета, который стал композиционные стержнем первого пилона, поло­жен героический поступок младшего лейтенанта Шев­ченко, сумевшего с группой разведчиков просочиться через оборону врага, закрепиться на вершине кургана и бить фашистов с тыла. За проявленный подвиг он посмертно награжден орденом Красного Знамени.

Вот, пригнувшись, бежит в атаку автоматчик. Он один из многих, кто своими боевыми делами вписал в исто­рию борьбы за освобождение Донбасса яркие стра­ницы.

На пилоне нашла свое отражение тема солдатской дружбы. Напрягая последние силы, пытается подняться раненый старшина. Он своим телом прикрыл команди­ра и спас его. Другой боец приготовился бросить гранату, весь напрягся.

Уже позади остались вражеские укрепления, воины вышли на новый рубеж. Внимательно всматриваются они вперед. Пожилой с усами гвардеец крепко зажал ручной пулемет, ‘он готов быстро установить его и от­крыть огонь. Морской пехотинец с пистолетом в руке зовет своих товарищей, чтобы торопились. Боец тянет на новые огневые позиции станковый пулемет.

Тремя композиционными группами танкистов и мото­ризованной пехоты скульпторы удачно передали суровую картину танкового боя. Группа гвардейцев приготови­лась к рукопашной схватке. Командир ведет их в атаку. Воин богатырской силы связками гранат уничтожает фашистские танки.

На третьем пилоне показаны артиллеристы в бою. Они выдвинули орудия для стрельбы прямой наводкой по танкам и огневым точкам противника.

Девушка, которая в трудный для Родины час стала военной телефонисткой, внимательно принимает и пере­дает команды. Минометчики напряженно следят за результатами своего огня. Радостно всматриваются в небо зенитчики: еще один стервятник загорелся. А сле­дующая группа артиллеристов разворачивает пушку, чтобы бить по атакующим фашистским танкам.

Четвертый пилон посвящен славным соколам, кото­рые сумели здесь вырвать из рук врага инициативу и господство в воздухе.

При создании многофигурных батальных пилонов скульпторы руководствовались действительными факта­ми. Благодаря этому достигнута большая эмоциональная выразительность.

Во всех четырех скульптурных пилонах показан рат­ный подвиг сынов разных наций и народностей СССР, братская дружба, которая выдержала испытание в огне войны.

Во время боев разрывами бомб, снарядов, мин на Саур-Могиле был полностью уничтожен травяной покров. Опаленная земля потом долгие годы стояла чер­ной, в воронках.

Лишь одно дерево уцелело. Оно сильно изранено, но выжило. Сейчас возле него долго задерживаются экскурсанты. На чугунной плите надпись: «Это дерево — свидетель неслыханной храбрости и мужества советских воинов, которые дрались за твое счастье. Так будь же, друг мой, современник, бдителен на земле, которая полита кровью твоих отцов и братьев. Право требовать это они смертью в бою заслужили».

В память о подвиге воинов донбассовцы посадили новые деревья, Пока еще небольшие стройные елочки двумя шеренгами словно в почетном карауле выстрои­лись от грозной «тридцатьчетверки», застывшей на постаменте, до пилонов.

А слева широкой лестницы большими буквами на­писаны слова завещания нынешнему и грядущим по­колениям: «Берегите, берегите, берегите мир!»

Две аллеи ведут ‘К обелиску. Одну из них —г аллею Дружбы — заложили пионеры всех республик нашей страны. Вторую—посадили представители городов-ге­роев и посланцы Краснодона.

Комсомольцы Снежного украсили дорогу, ведущую из города к Саур-Могиле, тополями и кленами. А на поселке шахты № 3 заложен парк имени 30-летия Вели­кой Победы. На митинге, посвященному этому событию, молодежь поклялась: «.Пусть каждое дерево, посажен­ное в новом парке, станет символом верности подвигам наших отцов и дедов во имя счастья нынешнего и грядущих поколений».

В новом парке первые деревья посадили ветераны Великой Отечественной войны, комсомольцы разных поколений.

С вершины кургана видна на востоке тянущаяся до самого горизонта степь. Далеко на юге стоят в дымке трубы Амвросиевского цементного завода. А когда по­смотришь на запад, то открывается истинно донецкий индустриальный пейзаж. Терриконы шахт то собрались группками, то отдалились друг от друга.

Мы вспоминаем наряду с героическими дням>и битвы за освобождение Донбасса не менее героические дни его возрождения. Восстановлению Всесоюзной кочегар­ки помогала вся страна. Много различного оборудования прислали рабочие Южного Урала, предприятия Куз­басса брали шефство над заводами, фабриками, шах­тами.

Уже 14 сентября 1943 года шахтеры выдали на-гора первые тонны донецкого угля, а в декабре этого года металлурги выплавили первые тонны чугуна и стали.

После осмотра мемориального комплекса на Саур- Могиле экскурсанты .едут по местам боев.

На северо-западе от Саур-Могилы видно раскинув­шееся по балке село Степановку. Когда шли напряжен­ные бои, оно часто вспоминалось в оперативных сводках командования.

При выезде из села в направлении Снежного стоит памятник на братской могиле. На четырехгранной пира­миде высится скульптурная группа. Девушка-санитар выносит с поля боя тяжело раненного гвардейца.

На памятнике прикреплена фотография девушки-сол­дата. У нее открытый взгляд, теплая улыбка, а глаза добрые, добрые… Это Вера Михайлуца.

Красные следопыты местной школы разыскали роди­телей погибшей сестры милосердия. Они прислали пио­нерам несколько последних ее писем. Вот одно из них:

«Привет с фронта!

Здравствуй, мой дорогой папочка!

Передаю тебе свой пламенный фронтовой привет и сообщаю, что я жива и здорова, чего и тебе желаю!

Папочка, у нас с тобой сейчас одинаковая жизнь. Я нахожусь, как и ты, в наступающих войсках. Вскоре будет освобождена наша родная Украина! Возможно, я первой из нашей семьи попаду домой после двух­летней разлуки.

Папочка! Пойми, с какими чувствами я пишу тебе это письмо. Скоро идти нам в бой. Вместе со своими товарищами я дала клятву Родине, что ничего не по­жалею для победы, что буду отважной в. бою. И эту клятву я выполню с честью!

До свидания, папочка! Крепко обнимаю и целую тебя. Вера.»

Это было ее последнее письмо. Через 12 дней ее не стало. Когда родные получили страшное известие, по­просили командование рассказать подробности, как это случилось. Возможно, она что-то говорила в послед­нюю минуту своей жизни? Ответ пришел .на имя Вериной сестры Нади:

«Здравствуй, дорогая Надя!

Отвечаем на просьбу рассказать о Вашей сестре Вере.

Вера прибыла к нам на должность санинструктора. По ее желанию она была направлена в роту. Это была энергичная, инициативная девушка, которая проявляла действительно материнскую заботу о раненых. Очень многим солдатам и офицерам она спасла жизнь. Как лучшего санитарного инструктора вскоре ее перевели в батальонный медицинский пункт.

17 июля 1943 года наши войска начали наступление на реке Μ кус. Завязались очень тяжелые бои. Враг вынужден оставлять один рубеж за другим. Потом про­тивник подтянул сюда свежие силы. Это были танковые, авиационные и пехотные подразделения. Он снял их с главного участка советско-германского фронта, с Курска и Белгорода, где в это время решалась судьба всей летней кампании. Если враг оттуда забрал сюда свои резервы, то нашим войскам там легче. Этого мы и желали.

1 августа мы оставили Степановку. В неравном бою, который здесь разыгрался, была тяжело ранена в грудь наша родная Вера. Ей сделали перевязку. Но спасти не смогли. Она умерла, не оказав ни единого слова. Вера погибла на боевом посту.

Вера стала для всех примером беззаветного служе­ния Родине. Вот почему наши девушки медработники теперь как клятву произносят: «Я должна б^ть такой, как Вера Михайлуца».

Н. Архипов, начальник санслужбы».

Вера Михайлуца погибла в бою, не дожила до часа освобождения родной земли. На братской могиле с ранней весны до поздней осени цветут цветы. Склони­ли зеленые кроны деревья.

Дальше путь экскурсантов лежит в село Дмитриев­ку, которое Миус делит на две части. Река здесь совсем не широкая. И все время мелеет. Хотя, как свидетель­ствуют исторические документы, когда-то она была даже судоходной.

При подъезде к Дмитриевке обратите внимание на своеобразный степной ландшафт. Сколько здесь больших и малых балок, какие крутые берега у этой не­большой речушки! И вы представите, как упрощалось решение боевых задач для обороняющего и насколько оно усложнялось для наступающих советских войск. Вот по этим гребням высот и находились бронирован­ные колпаки, дзоты, откуда вели огонь вражеские пулеметчики. Склоны высот были опутаны колючей про­волокой в несколько рядов и заминированы.

Хороша сейчас Дмитриевка! Здесь есть школа-ин­тернат, больница, Дом культуры, узел связи и телефон­ная станция, (мастерские бытового обслуживания, восемь магазинов, чайная. Асфальтированная дорога связывает село со Снежным. Дома работников совхозов имени Челюскинцев и «Снежнянский» добротные, утопают в садах. Есть для молодежи общежитие.

Оба совхоза специализировались как хозяйства ово- ще-молочного направления. Они отправляют в Снежное, Торез, Шахтерск различные овощи и фрукты, животно­водческую продукцию. Недавно построены солнечные теплицы. Теперь к столу трудящихся идут также ранние овощи. В балках Дубровской и Герасимовской соору­жены пруды. А вдоль Миуса на ста гектарах заложены вишневый сад и ягодники. Реконструируется ста­рый сад.

Но чтобы понять трудовой подвиг, который сверши­ли жители Дмитриевки, представим, с чего они начинали, когда фронт ушел отсюда на запад. Здесь осталось только три дома. Полностью разрушены были также соседние села Зрубное, Верхний Кут, Чугуно-Кренинка, Передериево.

Рабочих рук не хватало, а кругом мертвая земля, начиненная минамм. Собрали из обломков два трактора, да еще была пара лошадей и один вол. Но уже в пер­вую после освобождения весну пахали землю, се­яли хлеб.

Если присмотреться к склонам высот, то и сейчас еще заметны поросшие травой окопы, ходы сообщений, воронки от снарядов и бомб.

Вблизи села в двух братских могилах похоронены советские воины, погибшие во время прорыва Ми ус- фронта. На могилах установлены памятники.

В канун 30-летия Победы в Дмитриевке заложен большой парк. Одна аллея в нем посвящена женщинам, участницам Великой Отечественной войны.

Километров за шесть от села есть очень красивое место. С левой стороны у самой речки обрываются сказочные скалы. В лучах восходящего солнца они как будто воздушные. И названы они издавна Голубыми скалами.

Правый берег покрыт лиственным лесом. Хорошо защищенный от восточных ветров, уголок давно при­влекает туристов. В летние месяцы здесь работает пионерский лагерь «Голубые скалы».

Экскурсанты снова возвращаются в город Снежное.

Это один из старейших населенных пунктов нашей области. Свое начало он берет от постоялого двора, который здесь был открыт в конце XVIII века возле чумацкого шляха. Поселок быстро вырос, когда нача­лась разработка угольных пластов.

За последние 10 лет а городе появилось более 50 новых улиц с многоэтажными зданиями. Везде много зелени, разбиты цветники.

В Снежном работают 16 средних, 10 восьмилетних школ, 2 школы-интерната, музыкальная школа, 2 профтехучилища, горный техникум. Свой досуг трудя­щиеся проводят во Дворце культуры, 9 клубах, кино­театре «Снежинка», парке культуры и отдыха, на стадионе.

Из этой поездки путник увозит яркие впечатления. Надолго запомнятся ему встречи с участниками про­рыва Миус-фронта. И встречи с людьми, которые свои-’ ми делами множат славу родного края.

Саур-Могила была на правом фланге наступления летом 1943 года, она зовет к новым трудовым под­вигам сегодня.