Статистика:

Search

Многоэтажные жилые дома, состоящие из ряда секции, квартиры которых группируются вокруг лестничных клеток и непосредственно с ними связаны, не имеют в Англии широкого распространения. В последние годы они почти не применяются в практике застройки английских городов.

Мы уже упоминали о том, что сквозное проветривание является в Англии обязательным требованием к планировке жилищ. При таком условии прямоугольная в плане секция позволяет обслуживать одной лестницей не более двух квартир на каждом этаже. Создание малометражных квартир в такой секции экономически нецелесообразно, так как слишком большую часть ее площади занимает лестница. Секционные дома строились главным образом для размещения больших комфортабельных квартир.

Приемы смешанной застройки, используемые в последнее время, позволяют и при высокой плотности населения проектировать многокомнатные квартиры в малоэтажных домах, причем с меньшими затратами и большим удобством. Зданий с двухквартирными секциями строят поэтому все меньше.

 

Восьмиэтажные дома, построенные в районе Лондона — Финсбери архитекторами Б. Любеткиным и Ф. Скиннером — типичный пример подобных секционных зданий. Квартиры в них состоят из большой жилой комнаты и двух или трех спален. Двери во все помещения трехкомнатной квартиры ведут непосредственно из прихожей. Кухня и раздельный санитарный узел расположены рядом со входом, у общей шахты; кухня связана с жилой комнатой сервировочным окном. Спальни размещаются вдоль фасадов, обращенных внутрь квартала, причем жесткая конструкция поперечных несущих стен заставила сделать их равными по площади.

Вариант подобной планировки, но с обособленными спальнями в глубине квартир, дал архитектор Ф. Гибберд в трех-, четырехэтажных секционных домах комплекса Сомерфорд (см. рис. 119).

Квартиры девятиэтажных домов в крупном жилом комплексе Лондона— Черчилль-гардн (архитекторы Ф. Пауэлл и X. Мойа) четко расчленяются на компактную группу комнат и группу обслуживающих помещений, в которую входят кухня, уборная, ванная и кладовые-шкафы; при этом спальни изолируются в глубине квартир. Как и в первом случае, здесь характерно стремление избежать проходных комнат.

Лестничные клетки в домах Черчилль-гардн выступают за пределы корпуса, причем лестница и лифт связаны со входами в квартиры открытым свободно проветриваемым холлом-лоджией.

Наиболее комфортабельные и дорогие квартиры делятся также на две группы помещений: группу спален с санитарным узлом в глубине и комнату дневного пребывания семьи с кухней при ней у входа.

Кухня в подобных квартирах имеет отдельный выход на лестницу (рис. 121), иногда она связывается через балкон с крутой и узкой дополнительной лестницей, которая в этом случае становится не только эвакуационной, но и хозяйственной.1.

1 В подобных случаях дополнительная лестница, устраиваемая в домах выше шести этажей, доводится до отметки земли. Если же она служит лишь вторым путем для эвакуации на случай пожара, то начинается от второго или пятого этажа, где связывается с основной лестницей.

 

Для английских секционных домов характерна небольшая глубина корпуса (8—10 м), обусловленная требованием сквозного проветривания. Сужение корпуса дает при этом более экономичную и удобную планировку, не вызывая благодаря мягкому климату существенного увеличения эксплуатационных расходов.

Лестничные клетки весьма компактны: ширина марша даже основных лестниц 100—105 см, а ступени— 18X26 см, крутые и трудные для подъема. Экономия здесь уже выходит за пределы, допускаемые удобством (это в равной степени относится к лестницам высоких блоков и четырехэтажных домов без лифта).

Изоляция комнат от шума, производимого лифтом, обеспечивается не только конструктивными средствами, но и планировкой: к стенам шахты обычно примыкают санитарные узлы, создающие «барьер» перед жилыми помещениями.

В поисках возможностей более эффективного использования вертикальных коммуникаций здания английские архитекторы обратились к опыту Швеции, где создан и широко используется тип односекционного дома-башни, а также применяются дома, блокируемые из так называемых «звездообразных» секций (имеющих в плане форму трехлистника).

Возникновение этого типа зданий в Швеции связано с освоением скалистых возвышенностей на окраинах городов. Вследствие сильного рельефа здесь могли возводиться лишь дома, требующие малой площади застройки.1. Скальное основание позволило увеличивать число этажей до 10— 12 без усиления конструкции фундаментов.

1 Первый дом-башня был выстроен в Швеции в 1942—1943 гг.

 

При сохранении сквозного или углового проветривания дома-башни, или, как их часто называют, точечные блоки, допускают увеличение числа квартир, обслуживаемых лестичной клеткой, до четырех на этаж. При смешанной застройке малая площадь затенения делает дома-башни удобными в сочетании с низкими блоками; они выгодны на небольших участках в зонах реконструкции. Эти преимущества способствовали широкому внедрению нового типа здания в английскую практику. Сыграли определенную роль и эстетические соображения: башнеобразные объемы точечных блоков помогают созданию выразительного силуэта. Контраст .их с невысокими протяженными корпусами является заманчивым средством внесения разнообразия в монотонную застройку.

Десятиэтажный башенный блок, построенный в 1950—1951 гг. в городе-сателлите Лондона Харлоу (архитектор Ф. Гибберд), наиболее ранний пример сооружения подобного типа в Англии.

Здание, предназначенное для заселения малыми семьями, не пользующимися садами, имеет на каждом этаже по две однокомнатных и две двухкомнатных квартиры с угловым проветриванием. Расположенное в открытой живописной местности, среди низкой двух-трехэтажной застройки, оно удачно вписано в ландшафт.1 Интересное как смелый опыт применения многоэтажного сооружения в малом городе, это здание не свободно от серьезных недостатков.

1 В своем выступлении на страницах «Journal of RIBA» (1954, vol. 62, № 5) автор рассказывает, что после окончания эскизного проекта он несколько раз менял расположение здания, добиваясь не только сохранения существующих деревьев, но и композиционной связи с ними.

 

Форма его позволила ориентировать жилые комнаты во всех квартирах вместе с их балконами на юг и в то же время зрительно изолировать жилища друг от друга. Пластика фасадов богата и разнообразна. Однако сложность плана, вызванная «скульптурным» подходом к формированию объема, заставила усложнить конструктивную схему и ухудшить планировку двухкомнатных квартир. Большая площадь, занимаемая вертикальными коммуникациями — двумя лестницами, лифтом и поэтажными холлами,— обусловила высокую стоимость жилищ.

В Лондоне точечные блоки впервые были сооружены в комплексе Аккройдон (1952—1954 гг.).

Т-образная форма плана с тремя трехкомнатными квартирами на каждом этаже позволила обеспечить наилучшую ориентацию и сквозное проветривание жилищ. Комнаты дневного пребывания и кухни расположены в глубине квартир. Это сделано как для максимальной их изоляции, так и для приближения спален к выходу из квартиры по соображениям пожарной безопасности. Чтобы гарантировать от случайных неисправностей, в здании устроены два лифта, останавливающиеся на разных этажах, что значительно ускоряет обслуживание.

Структура здания достаточно четка, однако периметр его наружных стен очень велик, весьма значительна также площадь вертикальных коммуникаций.

Построенные в последующие годы в Лондоне башенные блоки на улице Портсмут-род (комплекс Алтон, 1953—1956 гг.) и здания на Тринити-род получили гораздо более экономичный компактный план. На каждом из 11 этажей располагаются три трехкомнатных и одна двухкомнатная квартиры. Применение санитарных узлов, лишенных естественного дневного света, позволило увеличить глубину корпуса до 16,9 м и резко сократить периметр наружных стен, уменьшив тем самым нагрузку центрального отопления.

Большое внимание здесь, как и в предыдущих примерах, уделено изоляции балконов, что достигается глубокими раскреповками. Жилые комнаты и кухни в этих домах располагаются в глубине квартиры, спальни непосредственно связаны с прихожей. Входы в жилища связаны с центральными поэтажными холлами, в которые ведут лестницы и лифты.

Асимметричная трактовка объемов этих зданий с подчеркнутыми вертикальными членениями хорошо увязывается с живописной композицией комплекса, где башенные блоки свободно располагаются среди открытого пространства.

Уже после того, как были начаты строительством эти башенные блоки, лондонский муниципалитет принял новые нормы пожарной безопасности, разрешающие строить здания любой этажности с одной лестницей, при условии, что вертикальная коммуникация, включающая лестницу и лифт, должна выходить в открытый холл со сквозной вентиляцией. Это позволило сделать башенные блоки более простыми и более дешевыми.

Одиннадцатиэтажные блоки, построенные в 1956 г. в центре района Тайл-хилл (Ковентри, архитекторы Д. Гибсон и А. Линг), повторяют схему башенных домов в Аккройдоне с упрощением ее на основе новых норм.

Так же, как и в скандинавских странах, в Англии строятся и невысокие— трех-, четырехэтажные односекционные дома без лифтов (рис. 126, дома в Плимуте, архитектор X. Стирлинг). Чтобы обеспечить лучшую освещенность и проветривание помещений, для таких домов предпочитают Т-образную или трехлучевую секцию.

Требование располагать наиболее опасные в пожарном отношении помещения — кухню и жилую комнату — в глубине квартиры при небольшой этажности дома не имеет значения, и они непосредственно связываются с прихожей; спальни же вместе с санузлом относятся на концы «крыльев».

Если квадратные секции домов-башен могут существовать только как самостоятельные единицы, то Т-образные и звездообразные секции можно блокировать. Так, шесть двенадцатиэтажных зданий в квартале Дэдстон и Нэчелс в Бирмингаме состоят из двух звездообразных секций каждое. Такой дом имеет 62 трехкомнатных и 4 двухкомнатных квартиры — по три квартиры на этаже в каждой секции. Дома расположены по оси север-юг, но благодаря форме плана ни одно помещение не имеет чисто северной ориентации. Балконы жилых комнат всех квартир, расположенных в крыльях, обращены на юго-восток и юго-запад, квартир центрального корпуса — на запад.

Применяются и более сложные приемы группировки. Так, еще в 1946 г. в Швеции, в Стокгольме, на южном берегу озера Маларен был выстроен жилой комплекс Грондал. Для защиты от постоянных северных ветров звездообразные секции объединены здесь в блок с несколькими полузамкнутыми дворами шестиугольного очертания. Под влиянием этого примера в Англии разработан ряд экспериментальных проектов зданий с «сотовой» планировкой, а в 1957 г. в одном из районов Лондона начато строительство трехэтажных зданий, блокируемых из пяти-шести звездообразных секций. Выбор приема определяется в данном случае стремлением сохранить живописный характер застраиваемого внутриквартального участка и расчленить его на серию интимных полузамкнутых пространств.

Как и в шведском прототипе, лестницы в зданиях лишены естественного освещения. Форма секций определила не-прямоугольность плана лестничной клетки с широким просветом между маршами и неправильную форму кухонь и санитарных узлов.

Односекционные точечные блоки и звездообразные в плане здания позволяют увеличить нагрузку вертикальных коммуникаций, но их экономические преимущества в значительной мере снижаются усложненностью планировки и конструктивной схемы, а также большим периметром наружных стен. Поэтому дома подобных типов не могут быть приняты для массового строительства. Значительное место, занимаемое ими на страницах английских архитектурных журналов, объясняется не массовым их распространением, а тем, что здания подобных типов новы, необычны и по характеру своей объемной структуры выделяются среди рядовой застройки.

Наиболее дешевым, а благодаря этому и наиболее распространенным типом многоэтажного жилого дома являются здания галерейного типа.

Квартиры в таких домах не группируются в компактные секции, а выходят на открытые галереи-балконы, связывающие ряды квартир с лестничной клеткой. Эффективность использования лестниц и лифтов при этом резко возрастает; здание получает простую и четкую структуру, хорошо организуется сквозная вентиляция.

Экономические и конструктивные преимущества зданий такого типа несомненны. Однако вместе с тем следует отметить определенные неудобства в эксплуатации. Появляется дополнительная горизонтальная коммуникация— галерея; попасть в квартиру можно только через галерею, и это вынуждает вас вновь выйти на открытый воздух после того, как вы уже вошли в здание. Такие дома неизбежно имеют узкий корпус глубиной около 7—9 м. Для удовлетворительной изоляции и лучшего освещения квартир все жилые помещения должны быть обращены на сторону, не затененную галереями, что ограничивает возможную ориентацию зданий и делает затруднительным устройство квартир более чем в две комнаты.

Подобные здания не приемлемы в районах с суровым климатом, особенно в местностях с обильными зимними снегопадами. Но в условиях мягкой английской зимы, не знающей длительных холодов и устойчивого снежного покрова, присущие им недостатки вполне терпимы.

Определенные трудности в галерейном доме представляет изоляция квартир; однако и эта задача может быть решена при достаточно продуманной планировке ячеек. Наиболее простым образом изоляция достигается при устройстве небольших двухкомнатных квартир. По сторонам прихожей, вход в которую ведет с галереи, располагаются кухня и санитарный узел, которые отделяют жилые комнаты от общей коммуникации. Окна подсобных помещений, защищаемые рифлеными стеклами, выходят при этом на галерею, а окна комнаты дневного пребывания и спальни — на противоположный фасад. Аналогичен и прием планировки однокомнатных квартир.

За счет сокращения глубины спален часто на всю высоту здания устраиваются лоджии, в которых располагаются индивидуальные балконы; они приобретают интимный характер и защищены от непогоды, кроме того, исключается затенение окна жилой комнаты. Расположение комнат вдоль одной стороны корпуса не позволяет ориентировать ее на север. Считается предпочтительной южная или западная ориентация этого фасада.

Предельно просты и скромны трех-, четырехэтажные галерейные здания, строящиеся в рабочих районах. Типичны такие дома в Аэнсбери, одном из районов лондонского Ист-Энда, с их гладкими кирпичными стенами и бетонными плитами галерей, которые имеют ограждения из армированного стекла между металлическими стойками. Только крупные грубоватые вазы украшают площадку перед входом, несколько нарушая суровость облика зданий. Иногда конструкции и отделка предельно упрощаются. Галереи получают простые деревянные ограждения; лестницы полуоткрытые, металлические.

Следует отметить, что при расположении ячеек вдоль галерей трудно обеспечить удовлетворительную планировку более крупных квартир. Так, одну из спален четырехкомнатных квартир в шестиэтажных блоках на Сен-Панкрас-вей в Лондоне (архитекторы Норман и Дауберн, 1949 г.) пришлось вывести в сторону проходной галереи. Это не только лишило жилище необходимой изолированности, но и привело к плохой инсоляции комнаты, которая получила ориентацию на северо-восток и к тому же затемняется галереей.

В этом примере интересно решение вертикальной коммуникации с полуоткрытой лестницей и лифтовой шахтой, вынесенной за пределы корпуса, благодаря чему шум от работы лифта не проникает в квартиры. К шахте присоединен и ствол мусоропровода, общего для всех квартир. Расположение мусороприемников на открытом воздухе, вне пределов жилья, несомненно целесообразно в гигиеническом отношении, а обслуживание всего дома одним мусоропроводом дает определенный экономический эффект.

В облике рассматриваемых зданий выразительность сочетается с лаконизмом решения. Основным композиционным мотивом северной стороны корпусов является контрастное противопоставление горизонтальных членений, образуемых галереями, асимметрично расположенному башнеобразному объему лифтовой шахты. Ритмически повторяющиеся лоджии и ярко окрашенные асбоцементные ограждения индивидульаных балконов определяют более интимный и живописный характер южных фасадов.

Трех- и четырехкомнатные квартиры в домах галерейного типа могут быть удобно устроены в торцовых частях корпусов, тогда как меньшие квартиры располагаются посредине или по соседству с узлом вертикальных коммуникаций. Таким образом решена планировка четырех-, пятиэтажных блоков в Аккрой доне в Лондоне (архитектор Дж. Мартин, 1954 г.) и девятиэтажных зданий второй очереди строительства комплекса Черчилль-гардн, законченной по проекту архитекторов Ф. Пауэлла и Р. Мойа в 1954 г.

Второй пример показателен для растущей популярности зданий галерейного типа в Англии. При строительстве первой очереди этого комплекса использовались преимущественно секционные дома, высокая стоимость которых определяла высокий уровень квартирной ренты. В застройке второй очереди преобладающим типом стали галерейные дома.

Во внутренних районах Лондона, где ощущается острый дефицит земельных участков, все чаще строятся дома в шесть-десять этажей. Такова высота галерейных домов законченного в 1954 г. комплекса в Пэддингтоне, близ лондонского Гайд-парка, о планировке которого говорилось выше. Как шестиэтажные, так и десятиэтажные корпуса включают в основном экономичные двухкомнатные квартиры; трехкомнатные располагаются на торцах.

Десятиэтажные корпуса имеют центральный узел вертикальных коммуникаций с лестницей и двумя лифтами и, кроме того, небольшие трехмаршевые пожарные лестницы по краям. Каждый шестиэтажный корпус имеет лифт в центре и лестничные клетки на торцах. Размеры лифтов рассчитаны на подъем детской коляски.

Квартиры в этом фешенебельном районе английской столицы дороги, и для привлечения состоятельных съемщиков важно было обеспечить «броскость» внешнего облика домов. Архитекторы Дрейк и Лэсдан, по проекту которых дома строились, предложили действительно своеобразное, но весьма надуманное решение. Пользуясь той свободой организации плоскости, которую предоставляли легкие ненесущие наружные стены сооружений, они превратили фасады в почти орнаментальные композиции; окна и простенки воспринимаются как декоративный мотив. Характер этих композиций явно навеян образцами абстрактной живописи (рис. 134). При всем разнообразии везде назойливо повторяется «шахматное» расположение окон и импостов галерей, подчеркивающее нетекто-ничность архитектуры.

Если в домах на Сен-Пан-крас-вей, несмотря на лаконизм их решения, еще сохранялась определенная преемственная связь с традициями национального зодчества, то архитекторы, работавшие над многоэтажными домами Черчилль-гардн и Паддингтона, рвут эту связь. Первые нарочито подчеркивают утилитарность форм, вторые, наоборот, отказываются от рационализма так же, как и от национальной традиции, стремясь к созданию геометрических абстракций. Тенденция, лишь намечавшаяся в одной из наиболее ранних послевоенных строек Лондона — в квартале Спа-Грин (см. рис. 118), проявилась здесь в полной мере.

Дома галерейного типа с квартирами в одном уровне получили широкое распространение не только в Англии, но почти во всех странах Европы с достаточно благоприятным климатом: во Франции, Голландии, Швейцарии, Италии, Западной Германии, Венгрии, а также в США и странах Южной Америки. Но чисто английским типом здания является так называемый «мезонетт» — галерейный дом с квартирами в двух уровнях. В этих домах структура многоэтажного галерейного блока сочетается с традиционной английской жилой ячейкой.

Доступ через галерею обеспечивается лишь к первому из двух этажей, занимаемых каждой квартирой. Проходные балконы, таким образом, располагаются через этаж, а квартиры имеют внутренние лестницы. Такое здание является как бы серией террасхаузов, поставленных друг на друга.

Как обычно для традиционной жилой ячейки, в первом этаже квартиры размещаются прихожая, жилая комната и кухня, во втором — группа спален и санитарный узел. Спальни, обращенные на оба фасада, хорошо изолированы и от проходной галереи, и от остальных коммуникаций.

Таким образом, мезонетты сочетают экономические преимущества балконного доступа с хорошей изоляцией квартир. Кроме того, сокращается количество проходных галерей, упрощается устройство перекрытий. Капитальные перекрытия сооружаются лишь через этаж; в пределах ячейки между спальнями и жилой комнатой считаются достаточными легкие конструкции, не требующие звукоизоляции.

Этот тип зданий пригоден для размещения трех-, четырехкомнатных квартир, тогда как в галерейных домах с жилищами в одном уровне проектируются преимущественно одно-, двухкомнатные ячейки.

Первоначально в Англии особой популярностью пользовались четырехэтажные мезонетты. Квартиры, расположенные в первых двух этажах, были непосредственно связаны с участком и, таким образом, обеспечивались те же условия, что и в террасхаузах. Жильцы третьего-четвертого этажей иногда тоже имели участки, расположенные по другую сторону корпуса.

Этот тип здания и подсказал структуру многоэтажных сляб-блоков (блоков-пластин), с помощью которых формируется в последнее время (начиная с 1952—1954 гг.) застройка многих жилых комплексов во внутренних районах Лондона.

Первым опытом было возведение 5 одиннадцатиэтажных корпусов на Лоуборо-род. Эти здания имели ячейку традиционного типа с жилой комнатой внизу и двумя спальнями наверху. Санитарный узел проектировался с прямым естественным освещением, что определяло малую глубину корпуса и ширину ячеек равную 4,63 м (15 футов 2 дюйма).

Для одиннадцатиэтажных домов, строительство которых началось в 1954 г. на улице Бентэм-род, главный архитектор Лондона Дж. Мартин и его сотрудники разработали более экономичное решение.

Расположение ванной и уборной в глубине квартиры с вентиляцией посредством вытяжных каналов позволило сократить ширину ячейки до 3,65 м (12 футов), а глубину корпуса довести до 9,60 м. Кроме очевидных экономических преимуществ, это позволило значительно увеличить конструктивную устойчивость громадной многоэтажной пластины здания.

В этих корпусах галереи, расположенные через этаж, обслуживают по 20 квартир каждая. Новые нормы пожарной безопасности, принятые в Лондоне, разрешают иметь одну лестницу в здании, размеры которого лимитируются лишь удобством и пропускной способностью лифтов. В соответствии с этим каждый из домов на Бентэм-род имеет одну лестницу и два лифта с выходами в открытый сквозной холл (что является обязательным условием для здания с единственной вертикальной коммуникацией). По соседству с лестницей в открытой на галерею лоджии размещены мусороприемники.

Галереи расположены через этаж, и каждая из ячеек имеет внутреннюю деревянную лестницу с углом подъема в 45°. Перекрытие между этажами в пределах ячейки легкое, деревянное; перекрытия же и перегородки между секциями несгораемые.

Квартиры, в основном трехкомнатные, с прихожей, жилой комнатой и кухней внизу, двумя спальнями и санузлом наверху. Одна из спален сообщается с узким балконом, проходящим вдоль всего фронта здания; в случае пожара в первом этаже ячейки этот балкон должен обеспечить эвакуацию людей из спален через соседние квартиры.

Остроумным приемом «переброски» одной из спален внутри пары ячеек в этих домах достигнуто расширение ассортимента квартир; одна из квартир в результате такой переброски превращается в четырехкомнатную, получая третью спальню, другая становится двухкомнатной.

В квартирах использован каждый дюйм внутренней кубатуры. Так, даже над узкими и крутыми внутриквартирными лестницами устроены открывающиеся внутрь спальни встроенные шкафы.

Ячейки таких габаритов, с такой же внутренней планировкой приняты в одиннадцатиэтажных домах на Рохэмптон-лейн (комплекс Уимблдон) и Пиктон-стрит (первые здания этих комплексов строились в 1956—1957 гг.) Однако спаренные ячейки с двух- и четырехкомнатными квартирами не применялись, потому что они усложняют конструктивное решение.

Таким образом, требования жизни, стремление к максимальной целесообразности привели к принятию единой секции для ряда крупнейших строек, осуществляемых лондонским муниципалитетом.

Фасады домов, строящихся на основе стандартной ячейки, формируются исключительно утилитарными элементами, но крупный четкий ритм, определяемый структурой здания, глубокая светотень балконов и галерей, а также сильный композиционный акцент, создаваемый лестницей и сквозными холлами, придают определенную выразительность их несколько суровому облику. Дома на Пиктон-стрит значительно проигрывают в этом отношении из-за введения металлического ограждения галерей, вместо железобетонного.

Благодаря сравнительной экономичности многоэтажных мезонеттов и популярности их у населения они постепенно занимают все большее место в общем объеме строительства.

Для того чтобы максимально увеличить загрузку вертикальной коммуникации, иногда прибегают к усложнению плана. Так, восьмиэтажный дом на Холфорд-сквере в Финсбери (Лондон) имеет план Г -образной формы, с тремя галерейными корпусами, объединяемыми центральным холлом с лестницей и двумя лифтами. Крылья, ориентированные меридионально, имеют одноэтажные ячейки с двумя и тремя комнатами; крыло широтной ориентации — двухэтажные ячейки типа мезонетт с четырьмя комнатами. Фасады здания в целях экономии предельно упрощены и лишены даже традиционных приквартирных балконов. Чтобы устранить впечатление монотонности, окна наружных стен группируются в «шахматном» порядке. Этот прием стал возможен благодаря системе конструкций с поперечными несущими стенами; он дополняется контрастом цвета и фактуры светлосерых облицовочных бетонных плит и красного кирпича подоконных заполнений.

В районах, где проводится частичная реконструкция, на небольших свободных участках находят применение здания, являющиеся своеобразным сочетанием галерейного дома с точечным блоком. Узел вертикальных коммуникаций объединяет короткие крылья с галереями, образующие Т-образный, Г-образный или Х-образный план. Таковы, например, восьми-, девятиэтажные здания в Сен-Панкрасе (Лондон) с шестью квартирами на каждом этаже или проект восьмиэтажного дома для Бетнал-Грина (Лондон). Устройство лестницы и лифтов с непосредственным выходом на открытые галереи дало возможность не создавать дополнительных эвакуационных коммуникаций. Следует отметить усложненность и нечеткость планировки и объемного построения этих зданий.

Дома коридорного типа применяются в Англии очень редко, так как квартиры в них не имеют сквозного проветривания, звукоизоляция помещений затруднена, а горизонтальная коммуникация внутри корпуса значительно снижает экономические показатели. В таких домах проектируются однокомнатные и двухкомнатные квартиры, близкие по характеру к гостиничным номерам. Они предназначаются для одиноких или бездетных молодых семей, в которых оба супруга работают и не ведут сложного домашнего хозяйства.

Некоторые фирмы строят коридорные дома для своих рабочих. Условия найма квартиры здесь, с одной стороны, позволяют рабочему иметь жилище по несколько сниженной цене, но, с другой, увеличивают его зависимость от предпринимателя.

Типичный образец подобной постройки — дом для одиноких работниц, построенный пивоваренным трестом «Гинкес» в районе Лондона Брикстоне (1954 г., архитекторы Армстронг и Мак-Манус). В семиэтажном блоке расположена 161 квартира. Большей частью это однокомнатные жилища; 22 двухкомнатных квартиры предназначаются для живущих вместе подруг. Каждая квартира имеет совмещенный санузел с ванной и умывальником и кухонный шкаф, расположенный непосредственно в жилой комнате. Этот шкаф с мойкой, водонагревателем и одноконфорочной электроплитой может быть закрыт опускающейся шторной перегородкой.

Живущие в доме могут пользоваться столовой, работающей по принципу самообслуживания, которая расположена в одноэтажной пристройке. Кроме того, в первом этаже устроены небольшой кафетерий, парикмахерская и приемный пункт прачечной.

К квартирам ведет полуциркульная главная лестница с двумя лифтами, открытая в поэтажные холлы. У торцов здания — эвакуационные лестницы, рядом с которыми — приемники мусоропровода. Балконы в концах коридоров предназначены для чистки одежды и выбивания ковров.

«Ячеистая» внутренняя структура ясно выявлена на фасадах здания, расчлененных сеткой каркаса. Их монотонная система прорезана лишь стеклянным барабаном, в котором расположена главная лестница.

В последние годы (не без влияния жилых домов, созданных Корбюзье в Марселе,) строятся здания коридорного типа с ячейкой «дуплекс». Квартиры при этом располагаются в двух уровнях; проходные коридоры предусмотрены через этаж.

Жилые четырехэтажные дома с магазинами в первом этаже, сооруженные в центре района Тайл-хилл (Ковентри, 1955 г.), имеют общий коридор на третьем этаже. В этом же уровне расположены прихожие, санузлы и кухни-столовые всех квартир. Спальни и жилые комнаты квартир по одну сторону коридора находятся ниже — на втором этаже; других — этажом выше кухонь и коридора.

Совмещение всех санузлов и кухонь в пределах одного этажа позволило разработать экономную схему инженерного оборудования.

Ячейки девятнадцатиэтажного дома, запроектированного для комплекса на Тайди-стрит в Лондоне (архитектор Дж. Мартин), формируются по иному принципу. В каждой паре квартир с входами по разным сторонам общего коридора одна имеет жилую комнату и кухню на уровне входа, причем спальни и санузел расположены этажом выше, куда ведет внутренняя лестница; во второй квартире, наоборот, на уровне входа — спальни и санузел, а жилая комната и кухня — этажом выше.

Благодаря этому приему все жилые комнаты дома получают ориентацию на юг. Расположение «шумных» помещений друг над другом улучшает звукоизоляцию спален; такое же расположение санузлов и кухонь позволяет удобно обслуживать их общей вертикальной шахтой (рис. 148).

Правда, удобство квартир, в которых кухня и жилая комната отдалены от входа, весьма сомнительно; к тому же их спальни, хотя и изолированы от жилых комнат, но соприкасаются с коридором, что также мало удачно. Гораздо менее эффективно используются и площади подсобных помещений этой части жилищ.

Однако при всем том общая структура дома с хорошо освещаемыми и вентилируемыми сквозными коридорами представляется рациональной для здания повышенной этажности с коротким корпусом.


А. В. Иконников — Современная архитектура Англии