Статистика:

Search

К содержанию: История русской архитектуры — Краткий курс

Величие древних храмов Киева и Новгорода, изящество владимирских построек XII в., живописность деревянных храмов Севера и построек Москвы XVI и XVII вв., великолепие дворцов Петербурга XVIII столетия и строгая красота его улиц и площадей, украшенных такими зданиями, как Адмиралтейство, Бир»жа, Казанский собор, Главный штаб и др., говорят о том, что русская архитектура на протяжении всей своей истории не только не уступала архитектуре других стран, но и создавала произведения, многие из которых относятся к числу наивысших достижений мировой архитектуры. Об этом свидетельствуют и каменные постройки Киева, Новгорода и Владимира, где искусство, созданное поколениями местных мастеров, сочеталось с отзвуками античной культуры, и развивавшееся в условиях почти полной независимости от внешних влияний деревянное зодчество далекого Севера. Об этом свидетельствуют и постройки XVIII — начала XIX вв. — времени, когда русская архитектура, подчиняясь всему ходу исторического развития России, пользовалась формами классической архитектуры и подняла последнюю на такую высоту, какой она достигала лишь в античной Греции и в Италии эпохи Возрождения.

В то же время памятники русской архитектуры своим своеобразием говорят о ее национальном характере, ее самостоятельности, проявлявшейся на всех этапах ее развития. Этот национальный характер был виден уже в наиболее ранних каменных постройках XI в., где он обусловливался влиянием более ранних, еще деревянных зданий, на которых воспитывались вкусы русских людей. Еще сильнее он сказывался в постройках следующих столетий, когда русская архитектура развивалась независимо от смены стилей, господствовавших за рубежом. И в XVIII — начале XIX вв., когда русская архитектура пользовалась формами классической архитектуры, она все же сохранила свой национальный характер и в силу преемственности между ней и архитектурой более раннего времени, и в силу ее соответствия тем задачам, которые ставила перед ней русская действительность.

Задачи эти — утилитарные и идеологические — ставились в разное время по-разному, в зависимости от того, какое здание строилось и для кого. Наиболее значительные и по размерам и по своей архитектурной ценности постройки возводились в прошлом обычно представителями господствующих классов и должны были отражать идеологию (последних. Но в тех случаях, когда эти классы были для своего времени исторически прогрессивными и, стремясь к удовлетворению своих классовых интересов, способствовали развитию всей страны, идейное содержание их построек становилось понятным и близким всему народу. Это и были те сооружения, которые явились важными вехами на пути развития русской архитектуры и содействовали ее прогрессу. Так было в эпоху сложения и расцвета Киевского государства, когда зародилась русская каменная архитектура; великолепие и монументальность сооружений этой эпохи говорили не только о богатстве и силе князей, возводивших их, но и о могуществе и величии всего государства. Так было и в период феодальной раздробленности XII—XIII вв., когда, в связи с развитием местных политических и культурных центров, каменная архитектура распространилась по всей Руси. В это время вырабатывались свойственные различным местным школам русской архитектуры особенности, связанные в значительной степени с применением местных строительных материалов и стремлением найти соответствующие им архитектурные формы.

Так было и в XV—XVI вв., в годы образования единого Русского государства, возглавлявшегося Москвой. Объединение русских земель, наряду со свержением монголо-татарского ига в сильнейшей степени способствовавшее росту национального самосознания во всех слоях русского общества, обусловило новые качественные изменения в архитектуре. В это время по-новому была поставлена задача создания укрепленного городского центра — кремля, а идея торжества и славы, столь близкая всякому русскому человеку, была выражена с небывалой до того времени силой в каменных шатровых храмах-башнях, где были смело применены формы, выработанные задолго до того в дереве.

Позднее, в связи с окончательным сложением России как феодальной абсолютной монархии, где уже зародились и развивались прогрессивные для того времени капиталистические отношения, русская архитектура на рубеже XVII и XVIII вв. вступила в новую фазу своего развития. Это сказалось и в ее более светском характере, и в расширении круга решаемых ею задач, среди которых первое место занимала задача строительства новых, регулярно распланированных, единых по архитектуре городов. Это сказалось и в умножении знаний русских архитекторов, перерабатывавших с этого времени не только то, что они могли видеть в работах своих предшественников, но и формы классической архитектуры.

Наконец, развитие передовых для русского феодального государства идей гражданственности и гуманизма, отразившееся и на идеологии господствующего класса — дворянства, привело к смене пышных форм архитектуры середины XVIII в. строгими и сдержанными классическими формами. В то же время в русской архитектуре второй половины XVIII—начала XIX вв. еще не было ничего похожего на тот буржуазный индивидуализм, на тот частновладельческий характер, который уже начала приобретать архитектура Запада. В русской архитектуре этого периода сильнее чем когда-либо чувствовалось государственное начало, сказавшееся как в наличии господствующего стиля, так и в необычайном расцвете градостроительного искусства. Русское градостроительство этого времени далеко оставило за собой то, что делалось в этой области на Западе, и создало замечательные архитектурные ансамбли и в новой столице — Петербурге, и во многих новых или реконструированных старых провинциальных городах.

Таковы были основные этапы прогрессивного развития русской архитектуры, соответствовавшие тем периодам в истории нашей родины, когда в борьбе с косностью и реакционностью побеждали передовые идеи, отражавшиеся и в архитектуре.

* * *

Значение Советского Союза, первой в мире страны, закончившей построение социализма, уверенно идущей к коммунизму и указывающей своим примером путь, по которому должно совершаться развитие других стран, ко многому обязывает советских архитекторов. Они должны создавать произведения архитектуры, отражающие величие сталинской эпохи и играющие активную роль в построении новой жизни, и в то же время показывать народам других стран, и в первую очередь стран народной демократии, примеры того, чем должна быть архитектура социализма, какими методами она должна создаваться и в частности какими должны быть взаимоотношения между ней и наследием архитектуры прошлого.

Подобно всей советской культуре, советская архитектура должна быть национальной по форме и социалистической по содержанию, и это новое содержание, являющееся ответом на новые материальные и идеологические задачи, которые ставит перед архитектурой жизнь нашей страны, есть то главное, что определяет ее особенности и пути ее развития. Но советская архитектура, наследница всего лучшего, что создала архитектура прошлого, должна наряду с новыми композиционными приемами и формами использовать и те старые, которые не утратили своей ценности и для настоящего времени. Это обязывает советских архитекторов критически осваивать архитектурное наследие прошлого, и в первую очередь наследие русской архитектуры, выделяя из него то, что отмечено чертами прогрессивности, народности, правдивости и художественной выразительности, и отбрасывая все случайное, субъективное, классово-ограниченное, реакционное и в силу этого не пригодное для решения новых задач, стоящих перед советской архитектурой.

Внимательное изучение памятников русской архитектуры дает возможность понять, что преемственность между различными этапами ее развития означала сохранение и дальнейшее совершенствование лишь тех выработанных прошлым композиционных приемов и форм, которые сохраняли свою ценность для нового времени и сочетались с новыми приемами и формами, вызывавшимися к жизни иными задачами, стоявшими перед архитектурой.

Это говорит о том, что национальные особенности архитектуры не были чем-то неподвижным и застывшим, что они изменялись на протяжении столетий, не только не теряя связи с прошлым, но и отзываясь на запросы настоящего. Национальные особенности архитектуры обусловливались не только наличием преемственной связи с ее предшествующим развитием, но и тем, что она отвечала новым национальным задачам, утилитарным и идеологическим, выдвигавшимся перед ней непрерывно изменявшейся жизнью создававшей ее страны. О такой неразрывной связи архитектуры с жизнью, отражавшейся в ней правдиво и в художественных формах, свидетельствуют памятники русской архитектуры на всем протяжении ее развития вплоть до середины XIX в. Эта связь сказывалась и в композиции целых городов и отдельных зданий, и в детальной обработке последних, и в тех средствах, пользуясь которыми архитекторы наделяли свои постройки художественной выразительностью.

В то же время архитектура середины XIX— начала XX вв. показывает советскому архитектору, насколько ошибочен путь копирования и непосредственного перенесения в новые постройки отдельных форм и приемов общей композиции, заимствованных из прошлого. Она показывает, что этот путь приводит либо к эклектическому соединению разнородных и разностильных деталей с чуждыми им объемами зданий, либо к воскрешающему прошлое стилизаторству, игнорирующему новые задачи, которые жизнь ставит перед архитектурой. Архитектура этого времени говорит и о том, что пренебрежение наследием прошлого и попытки изобрести новую, непохожую на прежнюю, архитектуру приводят не только к утрате ею национального характера, но и к снижению ее художественного качества, так как талант даже очень одаренных архитекторов-одиночек не может заменить опыта поколений архитекторов, совершенствующих и дополняющих достижения своих предшественников.

Памятники лучших периодов развития русской архитектуры свидетельствуют об их преемственной связи с более ранними постройками, служившей залогом их высоких художественных достоинств и глубоко национального характера; о творческой переработке каждым новым поколением зодчих наследия прошлого;, об обусловленном этой преемственностью непрерывном развитии архитектуры, отражавшем весь ход истории нашей родины.

В своем отношении к архитектуре прошлого своей страны советские архитекторы должны руководствоваться словами В. И. Ленина: «Вне ясного понимания того, что только точным знанием культуры, созданной всем развитием человечества, только переработкой ее можно строить пролетарскую культуру, — без такого понимания нам этой задачи не разрешить».